От Куликовской битвы до освобождения от Ордынского ига (1380-1480 гг.)

страницы    1    2    3


  Куликовская битва стала важнейшим рубежом в истории Руси времени феодальной раздробленности и золотоордынского ига. С одной стороны, она закрепила то, что уже было сделано в объединении русских земель вокруг Москвы, окончательно определила ее политическое первенство и оттеснила на задний план других претендентов (Тверь, Нижний Новгород и др.); с другой — возвестила зарю грядущего освобождения от власти Золотой Орды, ослабление и распад которой были ускорены тяжелейшим поражением от объединенных (правда, еще не полностью) русских сил. И тот и другой процессы — собирание земель в единое государство и освобождение от иноземного ига — заняли еще примерно столетие. После блестящего успеха на поле Куликовом в ходе национально-освободительной отечественной войны русского народа против чужестранных поработителей Русь еще долго испытывала горечь ордынских карательных набегов и внутренних неурядиц, однако обстановка, в которой пришлось бороться, изменилась существенным образом. Великая победа 1380 г. привела к тому, что Московско-Владимирское великое княжение заняло одно из ведущих мест среди государств Восточной Европы.

  Военное противостояние с Ордой принесло Руси немалые потери, и это обстоятельство предопределило те трудности, с которыми пришлось столкнуться Москве вскоре после Куликовской битвы.

  Никоновская летопись верно отмечает, что после потерь на Куликовом поле "оскуде бо отнюд вся земля Русскаа воеводами и слугами, и всеми воиньствы, и о сем велий страх бысть на всей земле Русстей"1. К тому же в Золотой Орде после 20-летия феодальных усобиц и начавшегося было распада Улуса Джучи на ряд самостоятельных государств временно восстановилось единство. Это удалось сделать новому хану Тохтамышу при поддержке всесильного Тамерлана. Он довершил разгром Мамая и сосредоточил в своих руках власть над всеми улусами Золотой Орды.

  Уже в 1381 г. на Руси появились ханские послы, которые потребовали, чтобы князья явились в Сарай к Тохтамышу. Князья нижегородский и рязанский вынуждены были признать себя вассалами Орды, но Дмитрий Иванович отказался это сделать, поскольку речь шла о восстановлении власти Золотой Орды, о выплате дани и несении повинностей в тех размерах, которые существовали до "замятии" в Орде 60—70-х годов.

  Тохтамыш готовится к походу на Русь. Он собирает большое войско ("събра воа многи"). Все приготовления делаются тайно, чтобы на Руси не знали о том, что предстоит; с этой целью хан посылает на Волгу отряд, который расправляется с русскими купцами, чтобы они не могли принести известия о готовящемся вторжении на их родину. Тохтамыш в 1382 г. "изгоном", внезапно вторгается в русские земли "со всею силою своею". Некоторые летописи сообщают, что хан "идяше безвестно, внезапу, с умением". К тому же он использует, как и другие ханы, правившие в Орде до него, рознь между русскими князьями: привлекает на свою сторону князей нижегородско-суздальского (тестя Дмитрия Ивановича) с сыновьями и рязанского, и они, чтобы спасти от погрома свои владения, подчиняются ему.

  В Москве после получения известий о приближении войска Тохтамыша имело место какое-то совещание у князя Дмитрия Ивановича; в нем участвовали его "братья", "князи русские", которые "начаша думу... думати". Обнаружились серьезные разногласия; очевидно, многие выражали сомнение в возможности противостоять новому нашествию; единства, сплоченности не было. В этих условиях, в обстановке паники, охватившей феодалов, богатых людей, и начавшегося народного восстания, направленного против них, великий князь покинул столицу и перебрался в Кострому, чтобы, согласно некоторым летописным известиям, собрать военные подкрепления.

  Дело защиты Москвы, сопротивления врагу взяли на себя простые москвичи. Источники сообщают о вече, которое собралось в этот грозный час, чтобы решить насущные дела, поскольку официальные власти показали свою неспособность. Слова летописи о москвичах, которые "сташа суймом, а инии по вратом, а инии на вратех на всех, не токмо пущати хотяху из града крамолников и мятежников (т.е. богатых людей, феодалов, бежавших из Москвы. — В.Б.), но и грабяху их", ясно свидетельствуют о том, что народ стал хозяином положения в столице, диктовал свою волю, организовав защиту города, обеспечив в нем порядок. Оборону столицы возглавил приглашенный москвичами князь Остей — внук великого князя литовского Ольгерда; "и той окрепи град и затворися в нем со множеством народа"2.

  Войско Тохтамыша, перейдя Оку, направилось к Москве. Первые отряды подошли к ней 23 августа, а на следующий день появились основные силы во главе с Тохтамышем. Три дня продолжалась осада города, окруженного со всех сторон. Несмотря на героизм его защитников, ордынцы с помощью обмана захватили Москву, которая тут же подверглась полному разгрому и грабежу; погибло большое число москвичей и сбежавшихся в нее окрестных жителей (по одной версии — 12 тыс. человек, по другой — 24 тыс.). Затем последовало разорение других мест — Владимира, Переяславля, Юрьева, Звенигорода, Можайска, Рязанской земли.

  Поход Тохтамыша привел к некоторому ослаблению Руси, восстановлению, хотя и в сильно ослабленной форме, ее даннических, вассальных отношений к Орде. Дань выплачивалась нерегулярно; она зачастую выглядела как штраф за неуплату "выхода" в годы, предшествовавшие очередной карательной экспедиции из Орды. Политическое влияние Орды на Руси все больше слабело3. Тверское княжество сумело добиться самостоятельности в отношениях с Москвой, стесненной договором 1375 г. Усилились сепаратистские стремления нижегородско-суздальского князя. Однако, несмотря на "Тохтамышево разорение", положение русских земель после него отнюдь нельзя считать таким, каким оно было в первой половине XIV в., например при Иване Калите. Дмитрий Донской, уплачивая дань Тохтамышу, в конце своего правления, передавая свою "вотчину" — великое княжение владимирское — старшему сыну Василию, не спрашивает согласия хана; более того, он предвидит, что настанет время, когда власть Орды будет свергнута. "А переменит бог Орду, — пишет он в своем завещании, — дети мои не имут давати выхода в Орду, и который сын мои возмет дань на своем оуделе, то тому и есть"4.

  В целом для правления Дмитрия Донского характерны ярко выраженные стремления к объединению русских земель, их подчинению Москве, централизации управления. При нем проводятся в жизнь такие меры, как введение территориального принципа в организации военных сил, чеканка монеты, ограничение права отъезда бояр, централизация суда в Москве. Активизируется внутренняя и внешняя политика5.

  Подобный курс продолжался при его сыне и преемнике Василии I Дмитриевиче. В 1392 г. в результате дипломатических усилий великого князя в Орде к Москве по ханскому ярлыку присоединяются Нижний Новгород, Городец, Мещера, Таруса. Важно отметить, что нижегородские горожане охотно перешли "под руку" Василия I, так как вхождение в состав более могущественного Московского княжества давало лучшую защиту от набегов монголо-татарских отрядов и новгородских ушкуйников, а также освобождало от усобиц нижегородско-суздальских князей. Местные бояре тоже перешли на сторону Василия Московского и отказались служить Борису Константиновичу Нижегородско-Суздальскому.

  Влияние Москвы распространяется на север, северо-восток, в частности в Пермской земле, где в качестве миссионера, посланного московскими церковными властями, действовал Стефан, один из учеников Сергия Радонежского. Из-за разногласий по вопросу о подчинении Новгорода митрополичьему суду из Москвы (а не суду местного архиепископа) и в связи с ее требованием о разрыве Новгородом мира с Орденом войска по решению правительства Василия I в 1393 г. заняли Торжок, Волоколамск, Вологду, а через четыре года — всю Двинскую землю, используя восстание местного населения против новгородских властей. Правда, через год новгородцы восстановили статус-кво, а повторная попытка московского войска овладеть Заволочьем в 1401 г. окончилась неудачей, однако указанные действия Москвы недвусмысленно определили ее курс ио отношению к обширным новгородским владениям.

  Великий князь Василий I и митрополит Киприан в проведении политики объединения использовали, помимо прочего, имевшие в это время место "мятежи и раздоры церковные" (ересь стригольников в Новгороде Великом, дело тверского епископа Евфимия Висленя) для усиления влияния Москвы. Василий I постоянно стремился укреплять свои позиции в других княжествах. Так, но договору 1402 г. рязанский князь Федор Ольгович не мог без согласия Москвы вступать в какие-либо отношения, переговоры с Литвой, Ордой, с другими русскими князьями и даже с удельными правителями своей Рязанской земли. Попытку князя Семена Дмитриевича, сына Дмитрия Константиновича и брата матери Василия I, возвратить с помощью ордынцев Нижегородское княжество московский великий князь пресек в 1394 г. решительно и круто, с помощью военной силы; при этом московское войско проникло далеко в пределы ордынских владений, взяло и разгромило монголо-татарские города — Болгары, Жукотин, Кеременчук, Казань. Василий I внимательно следил за событиями в Тверской земле, поддерживая одного из самых сильных удельных князей — Василия Михайловича Кашинского в противовес великому князю тверскому Ивану Михайловичу6.

  Рубеж XIV—XV столетий — время обострения обстановки в Золотой Орде, связанного с борьбой Тамерлана и Тохтамыша. Достигнув власти в Золотой Орде с помощью могущественного среднеазиатского правителя, Тохтамыш вскоре меняет свой политический курс. Начинается (1384—1385 гг.) борьба между ними за Иран и Азербайджан. Военные действия происходят и в Средней Азии (1387—1389 гг.), для Тохтамыша они закончились серией поражений. После поражения Тохтамыша на р. Кундурче (1391 г.) начинается ожесточенная борьба за власть в Золотой Орде и в ее улусах. Не успела Орда оправиться от страшного поражения, как последовал новый, еще более опустошительный поход Тимура 1395—1396 гг. Он начался битвой у р. Терек, которая закончилась полным поражением ордынского войска, бегством Тохтамыша на среднюю Волгу, в Булгар, поблизости от русских владении. Последовал страшный погром всего Поволжья, западных улусов по Дону, Днепру, в Крыму. С частью войска Тимур дошел до русских земель, разорил Елец и его окрестности, но, получив известия о большом войске Василия I, ожидавшем его у границ московских владений, 26 августа 1395 г. повернул из Рязанской земли обратно, в Золотую Орду. Здесь происходит жестокое и методичное разрушение ее городов, уничтожение населения; многих увели в плен. Это была катастрофа, экономическая и политическая, для некогда могущественного Улуса Джучи.

  Первая четверть XV в. в истории Золотой Орды заполнена непрерывной борьбой феодальных группировок за власть. Государство сразу же после ухода Тимура, в 1396 г., распалось на несколько улусов во главе с враждующими между собой ханами. Правда, при хане Шадыбеке, за спиной которого стоял всесильный Едигей, произошло их объединение (на рубеже XIV—XV столетий), но ненадолго.

  Русские князья, воспользовавшись поражением Тохтамыша, прекратили с 1395 г. уплату "выхода" и поездки в Орду. Этим был вызван поход Едигея на Русь в 1408 г., приведший к разорению ряда городов; взять Москву ему не удалось. Получив откуп с Москвы, Едигей поспешно вернулся в Орду, где в его отсутствие начался очередной тур борьбы за ханскую власть. Междоусобица, продолжавшаяся в течение двух десятилетий, во время управления Едигеем делами Орды, привела после его гибели (1419— начало 1420 г.) к появлению ряда ханов, оспаривавших власть друг у друга. В ходе ожесточенной борьбы к началу второй половины 20-х годов XV в. Золотая Орда разделилась на две самостоятельные части; границей между ними стала Волга7. Орда окончательно потеряла былые могущество и вес, однако могла еще беспокоить соседние государства, в том числе и шедшую к объединению Русь.

автор статьи В.И. Буганов



КОММЕНТАРИИ

1 ПСРЛ. СПб., 1897, т. XI, с. 69.

2 Там же. СПб., 1910, т. XXIII, с. 128.

3 Хорошкевич A.Л. К вопросу о международном зпачении Куликовской битвы. — Украiнський iсторичний журнал, 1980, № 5 (в печати).

4 ДДГ. М.; Л., 1950, № 12, с. 36.

5 О положении на Руси в 1380-е годы см.: Греков Б.Д., Якубовский А.Ю. Золотая Орда и ее падение. М.; Л., 1950, с. 321—329; Черепнин Л.В. Образование Русского централизованного государства в XIV—XV вв. М., 1960, с. 627—663; Сафаргалиев М.Г. Распад Золотой Орды. Саранск, 1960, с. 137—144; Греков И.Б. Восточная Европа и упадок Золотой Орды. М., 1975, с. 127—165.

6 Черепнип Л.В. Указ. соч., с. 663—673, 682—708.

7 Сафаргалиев М.Г. Указ. соч., с. 145—200; Греков Б.Д., Якубовский А.Ю. Указ. соч., с. 374—405.