Вила

Облачные девы

Дочь Евы

  Рассказывают, что, когда бог сотворил первых людей, а потом изгнал их из рая, у Адама и Евы родились не только сыновья Авель и Каин, но и дочь Вила. Ева очень полюбила дочь и всячески скрывала ее от божьего ока. Почему? Быть может, потому, что не Адам был ее отцом, а тот самый Змей лукавый, который в райском саду искусил первую женщину на грех?

  Во всяком случае, Вила была не простая девушка. Она умела менять свой облик, превращалась в разных животных и птиц. В конце концов, когда расплодились на земле люди, она стала влюбляться в молодых и пригожих парней и от этой любви рождать невероятных красавиц. Но вот беда: у одной были лебединые крылья, у другой - козлиные копытца на ногах, у третьей - ослиный хвост, и все они обладали необычайными, волшебными способностями.

  Дочерям Вилы не было места среди людей, они поселились отдельно на Облачной горе и только иногда являлись людям.

  От своей матери они унаследовали необыкновенную красоту, и всякий смертный, который полюбит Вилу, обречен будет любить ее до смерти.

Чья любовь крепче?

  Полюбил Петр красавицу Милу и решил взять ее в жены. Поехал он как-то раз коня поить, слышит, плачет кто-то в ивовых зарослях над рекой. Поглядел Петр и видит - плачет над рекой белолицая вила.

  - О чем ты, вила, плачешь? - спрашивает Петр. - Разве отяжелели твои лебединые крылья? Разве не столь быстро, как прежде, танцуют твои белые ножки? Или кто-нибудь украл из твоей пещеры камни-самоцветы?

  - Потому я плачу, - отвечает вила, - что Петр хочет взять в жены красавицу Милу, а того не знает, что не любит она его.

  - Врешь ты! - рассердился Петр. - Как это - не любит? Я вчера подарил ей драгоценные заморские жемчуга, и Мила сказала, что никто не любит меня так, как она: ни мать, ни сестра моя Анна!

  - А вот я тебе докажу, что это не так... - загадочно улыбнулась вила и исчезла, будто вовсе ее не было.

  А в тот же вечер Петр тяжело заболел. Словно бы ветром нанесло хворь, и с каждым часом становилось ему хуже и хуже.

  - Плохи дела, - сказали знахари. - Похоже, помрет скоро. Разве что вила поможет его вылечить.

  Пошла мать Петра в горы, стала кликать вилу. Явилась прекрасная колдунья и сказала, что может исцелить Петра, но дорого возьмет за лечение. Просит она жемчуг Милы, одну русую косу Петровой сестры и правую руку его матери. И если женщины согласны дать ей такую плату, пусть ждут завтра в своем доме, - вила явится, чтобы исцелить Петра.

  Настал завтрашний день, и, прилетев, увидала вила печальную сестру Петра - в руках у нее были ножницы, чтобы срезать косу, гордость девичью; увидала унылую мать Петра - рядом лежал топор, чтобы руку рубить. А еще увидела она Милу - злую-презлую!

  Подбочась, Мила крикнула, что запрятала свой жемчуг так далеко, что никакая вила его не найдет. Она никому его не отдаст, потому что все девушки в селе поумирали от зависти при виде ожерелья.

  А сын старосты сказал, что с этим жемчугом Мила еще краше.

  Как ни уговаривали ее мать и сестра пожалеть Петра, Мила нипочем не соглашалась.

  - Может быть, тебе дать взамен жемчуга еще и мою левую руку и всю красоту моей дочери? - со слезами спросила мать. - Мы любим Петра больше всего на свете, мы на все готовы, чтобы его исцелить!

  - Я это знаю, - сказала вила. - Поэтому не нужны мне ни рука, ни девичья краса, ни жемчуг.

  Махнула она лебединым крылом - и Петр встал с постели здоровый, словно и не болел никогда.

  Обнял он мать, обнял сестру. А Милу выгнал взашей.

  - Ступай, - говорит, - к сыну старосты! Этот колченогий, плешивый урод как раз для твоего черного сердца! А тебе, вила, спасибо, что открыла мне глаза и показала, кто меня истинно любит. Это мои мать и сестра!

  - Но не только они... - загадочно улыбнулась вила и исчезла, будто вовсе ее и не было.

  Вилы - одно из названий облачных дев. Еще зовутся они самовилы, самодивы, лихоплеси.

  Само слово "вила" происходит от "вить" - она как бы прядет облачную кудель и тянет из нее серебряные нити дождя. Вилы иногда считаются и вещими пряхами, как Доля и Недоля, Стреча и Нестреча. В этом случае они зовутся "лихоплеси" (плетущие лихо - беды и смерть человека).

  Вилы упоминались еще в старинных рукописях, обличающих суеверов-язычников: "Веруют в Перуна и Хорса ... и в вилы, их же числом тридевять сестрениц, глаголют невегласи и мнят богинями и тако кладут им требы".

  Считались вилы также покровительницами чародеек.

  У каждой были помощники, к примеру, карлик Бобо, имевший вид козла с большими ушами.

  Он являлся на собрания злых ведьм и распугивал их, потому что сами вилы были добрыми и даже вдохновляли поэтов на создание великих произведений.

  Поскольку вила родственна светлым духам, ее обычно называют "белая". Это прекрасная, невесомая, бледнолицая девушка в белых одеяниях, напоминающих то ли облачный пух, то ли лебединое перо, именно поэтому в сказаниях у вил бывают лебединые крылья. В этих крыльях и еще в косах вся их сила и даже самая жизнь. У них сладкозвучный голос, чарующий людей. Но любовь вилы для мужчины чревата бедой.

  Вообще-то они благосклонны к людям, но иногда, разозлясь, поражают их стрелами-молниями, и человек вполне может смертельно заболеть.

  Тот, в которого вила ударила своей стрелою, а потом сама же вылечила, называется виленик.

  Иногда вилы преисполняются неприязнью к красавицам и в отместку насылают на селение засуху, крадут урожай, заражают скотину.

  Те вилы, которые живут не близ рек и источников, а в лесах и горах, имеют конские или козьи копытца.

  По небу летают вилы на чудесных конях - виленях. Именно с их помощью Перун добыл себе золотоволосую Ладу. Эти чудесные кони подобны грозовым тучам: они дышат пламенем - молниями, могут сбиваться в неисчислимые стаи, обладают вещей премудростью.

  Спутники вил в небесах - вильвы. Эти духи носятся по воздуху в образе крылатых змеев и ниспосылают на землю плодородные дожди.

  Каждая вильва защищает какую-то страну. Охраняя свои земли, вильвы сражаются между собой в небесах - от этого случаются грозы, проливаются дожди или, наоборот, наступает засуха.

  Вилино дерево - боярышник. Когда одновременно светит солнце и накрапывает дождь, сербы уверяют, что в эти минуты родилась вила.

Е.А. Грушко, Ю.М. Медведев
"Русские легенды и предания"