Живая и мертвая вода

Живая и мертвая вода

Спасительная влага

  Жил на свете царь, и было у него три сына. Да вот беда: стал он к старости слепнуть. И послал сыновей за целебной живой водою. Разъехались они в разные стороны.

  Долго ли, коротко — оказался младший сын, Иван-царевич, у двух гор высоких. Стоят те горы вместе, вплотную одна к другой прилегли; только раз в сутки они ненадолго расходятся, но вскоре опять сходятся. А промеж тех гор бьет из земли вода живая и мертвая.

  Ждал-пождал царевич у гор толкучих, когда они расходиться станут.

  Вот зашумела буря, ударил гром — и раздвинулись горы.

  Царевич стрелой меж них пролетел, почерпнул две скляницы воды — и вмиг назад повернул.

  Сам-то богатырь успел проскочить, а у коня задние ноги помяло, на мелкие части раздробило. Взбрызнул он своего добра коня мертвой и живой водой — и встал тот ни в чем не вредим.

  На возвратном пути повстречал царевич своих братьев и поведал им о горах толкучих, об источниках живой и мертвой воды.

  А ночью злые братья убили его сонного — да и поехали с заветными скляницами в свое царство.

  Лежит Иван-царевич бездыханный — рядом уж воронье кружится. Но верный его конь, который добро получше иных людей помнил, пошел за помощью и встретился с вещей девой, которая жила на опушке леса. Она понимала речь зверей и птиц. Привел ее конь к мертвому хозяину. Поставила дева силки, и попался туда вороненок. Хочет дева ему голову свернуть.

  Тут взмолились ворон с воронихою:

  — Не губи, девица, нашего дитятю, за то мы воды тебе мертвой и живой принесем.

  Полетели птицы вдогон братьям-злодеям, и ночью, когда те уснули, забрали обе скляницы. Окропила дева вещая Ивана-царевича сперва мертвой водою, потом живой — и встал богатырь ни в чем не вредим.

  А братья проснулись поутру, заметили пропажу — и решились возвращаться к толкучим горам, самим воду добывать.

  Вот зашумела буря, ударил гром — раздвинулись горы.

  Братья стрелой пролетели меж них, зачерпнули воды, назад было повернули, да замешкались: никак один другого вперед пропустить не хотел, каждый норовил первым быть!

  Ушло драгоценное время — и толкучие горы успели сомкнуться и погубили братьев.

  А Иван-царевич забрал с собой вещую деву, приехал в свое царство и вернул зрение государю.

  На деве он вскоре женился. Стали они жить-поживать да добра наживать.

  Облака, несущие дождь, издревле представлялись народному воображению небесными колодцами и реками. Холодная зима, забирая их в свои оковы (подобно тому, как сковывает она льдом земные источники), запирает священные воды — и вместе с тем все кругом дряхлеет, замирает, земля одевается снежным саваном, словно собирается умереть. Весной солнце, а может быть, молот могучего Перуна разбивали эти крепкие оковы и отворяли пути дождевым потокам; омывая землю, они возвращали ей силу плодородия, как бы воскрешали от зимней смерти к новой жизни.

  Не в те ли стародавние времена зародилось верование, что дождевая вода, особенно весенняя, обладает целительной силой, дарует красоту и чадородие: больным давали пить дождевую воду как лекарство или советовали купаться в ней. Тогда и возник миф, общий для всех индоевропейских народов, о живой воде: она исцеляет раны, наделяет тело крепостью и даже возвращает саму жизнь.

  В народных сказках ее также называют сильной или богатырской водою — это напиток могучих богатырей.

  Порою в мифах рассказывается о мертвой воде. Ее называют еще "целющей", она сращивает части тела, разрубленного на куски, но оставляет его бездыханным, мертвым. Остальное довершает вода живая — возвращает жизнь, наделяет силой богатырской. В сказаниях героя окропляют сначала именно мертвой, а только потом живой водой — так же как в природе первые дожди сперва сгоняют с земли остатки мертвящих снегов, а потом новые потоки оживляют почву.

  Мертвая вода соединяет ткани, а живая — воскрешает. Если убитого полить сразу живой водой, он, конечно, откроет глаза, но останется раненым и тотчас вновь умрет.

  В волшебных сказках живую и мертвую воду приносят Град, Гром и Вихрь или птицы, воплощающие эти стихии, — Орел, Сокол, Ворон.

  В древние времена славяне называли живыми воды, текущие из родников. Кроме того, живая вода исцеляет слепоту, возвращает зрение, подобно тому как весенний дождь проясняет небо и очищает простор солнечному оку.

(По А. Афанасьеву)

Е.А. Грушко, Ю.М. Медведев
"Русские легенды и предания"