Заря (Зимцерла)

Заря

Как Дажьбог к сестре сватался

  В незапамятные времена, когда землю еще только-только населили дети богов — люди, бог солнца Дажьбог решил жениться. Окинул он взором сонм богинь, задержав свой взор на веселой Макоши и красавице Ладе, но, боязливо отвернувшись от мрачной Мораны, вдруг заметил, что краше всех — его родная сестра Заря. Очи ясные, щеки сияют розовой свежестью, румяные губы улыбаются, а золото волос напоминает блеск солнечных лучей.

  "А почему бы мне не взять ее в жены?" — любуясь красавицей Зарей, подумал Дажьбог, который, конечно, считал себя выше и сильнее всех богов, И позвал он к себе Велеса, чтобы объявить ему свою волю и заслать небесного пастуха сватом к Заре.

  — Воля твоя, Дажьбоже, — изумился Велес, — однако негоже это — на собственной сестре жениться. Не водится так меж нами, богами.

  — Только посмей ослушаться меня, — пригрозил Дажьбог. — Клянусь, я тебе отомщу. Повысушу своими огненными лучами все небесные пастбища, священные рощи твои обращу в пустыню. А не то и вовсе ослеплю тебя. Как тогда станешь гонять свои облачные стада?

  Неохота было Велесу слепым скитаться по иссушенным солнцем небесным тропам — и не стал он перечить разошедшемуся Дажьбогу. Пошел к Заре свататься.

  Та чуть не зарыдала от ужаса. Только недавно отвергла притязания Чернобога, и вот вам — новая напасть! Заря ничуть не желала выходить замуж за родного брата. Она вообще предпочитала веселую и беззаботную девичью жизнь.

  Но с Дажьбогом ссориться опасно. Ведь натура его столь же буйная и неуемная, как у громоносного Перуна, только Перун норовит залить все вокруг дождями, а Дажьбог, если разгневается, иссушит мир своими огненными лучами.

  — Ну что же, — сказала Заря задумчиво, — пожалуй, ты, Велес, можешь сказать моему великолепному брату, что я согласна... нет, пока что я согласна только выслушать его предложение. Пусть придет ко мне завтра поутру — и расскажет мне о своей любви.

  Услышав это, Дажьбог очень обрадовался. Да он ослепит своей любовью Зарю! Да он сожжет ее в огне своей страсти!

  Наутро, чуть только поблекла ночная тьма, он ринулся к Заре... но нашел ее чертоги пустыми.

  — Где она? — вскричал сердитый бог, а прислужницы Зари робко ответили, что их госпожа только что вышла прогуляться по небесным садам. Дажьбог ринулся следом. Помчалась, разгоняя на своем пути стада туч, золотая колесница солнца. Но Заря, которая во что бы то ни стало решила убежать от Дажьбога, опередила его. Только на самом закате дня он увидел край ее сверкающих одежд... но тут Царица Ночь вступила в свои права, и Дажьбог уныло направился в свой дворец, надеясь, что завтра он непременно встретится с сестрой.

  Увы... завтра и послезавтра повторилось то же самое — и ведется с тех пор. Солнце безнадежно гонится по небесам за красавицей Зарею и, только завершая свой дневной путь, успевает увидеть издали ее насмешливую, прощальную улыбку.

  За минувшие века раздумал Дажьбог жениться на сестре, понял, что это великий грех, и людям, детям своим, настрого запретил кровосмесительные браки. Теперь он гонится за прекрасной Зарей, чтобы сказать: ей больше нечего боятся! — но ни он, ни она уже не могут сойти с предвечного круга.

  Заря почиталась у славян как богиня и называлась сестрою Солнца:

Заря ль, моя Зоренька,
Заря, солнцева сестрица!..

  Согласно с наглядным, ежедневно повторяющимся указанием природы миф знает двух божественных сестер — Зарю Утреннюю и Зарю Вечернюю; одна предшествует восходу солнца, другая провожает его вечером на покой, и обе таким образом постоянно находятся при светлом божестве дня и прислуживают ему. Утренняя Заря выводит на небесный свод его белых коней, а Вечерняя принимает их, когда оно, совершивши свой дневной поезд, скрывается на западе...

  В славянских сказках сохранились воспоминания о чудесной самопрялке, прядущей чистое золото, о золотых и серебряных нитях, спускающихся с неба. Из этих-то солнечных нитей и приготовлялась та чудная розовая ткань, застилающая небо, которую называем мы зарею, - покрывало богини.

  В наших заговорах на унятие крови находим следующие любопытные обращения к богине Заре: "На море на Океане (море - небо) сидит красная девица, швея-мастерица, держит иглу булатную, вдевает нитку шелковую, рудо-желтую, зашивает раны кровавые..." Розоперстая богиня Заря тянет "рудо-желтую" нитку и своей золотою иглою вышивает по небу розовую, кровавую пелену; испрашивая у нее помощи от разных недугов и вражьих замыслов, заговоры выражаются так: "Заря-Заряница, красная девица, полуночница! Покрой мои скорбные зубы своею фатою; за твоим покровом уцелеют мои зубы"; "Покрой ты, девица, меня своею фатою от силы вражней, от пищалей и стрел; твоя фата крепка, как горюч-камень-алатырь!" Потухающая Заря заканчивает свою работу, обрывает рудо-желтую нитку, и вместе с тем исчезает с неба ее кровавая пелена, почему народное поверье и присвоило ей силу останавливать текущую кровь и зашивать действительные раны: "Нитка оборвись — кровь запекись!", или по другому выражению: "Как вечерняя и утренняя зари станут потухать, так бы у моего друга милого всем недугам потухать"...

(По А. Афанасьеву)

Е.А. Грушко, Ю.М. Медведев
"Русские легенды и предания"