Лембой

Лембой

Проклятый муж

  Одна женщина все время ссорилась со своим мужем, уж такая сварливая уродилась. Все было не так, все не по ней. Ему поучить жену уму-разуму, как исстари учивали, а он все терпел.

  И дотерпелся... Как-то раз бросила она в сердцах:

  — А чтоб тебя лембой прибрал! — и вечером того же дня муж пропал из дому. Вышел собак покормить — и исчез бесследно.

  День нет, два, неделю, месяц... Жене тошнехонько стало на свете жить: какой муженек ни есть, а свой, без него всяко хуже, чем с ним. Никто ее теперь не пожалеет, не приголубит... побранить даже некого!

  Пошла к колдуну — помоги, говорит, мужа отыскать. А тут как раз была ночь накануне Ивана Купалы. Взял колдун с собой женщину в лес, блукал, блукал, привел к лесной горе, сам внизу остался, а ей велел подняться.

  Взошла она на гору, видит — а там вместо ночи белый день, на улицах пляски, игры, столы расставлены, яствам и питью счету нет. И черти, одни черти кругом.

  Лембои!

  Окружили лембои женщину, стали расспрашивать, зачем она пришла к ним.

  — Я мужа разыскиваю.

  — Ищи, — говорят, — мужа. Найдешь — твой!

  Встали лембои рядами (а их не меньше тысячи) — и видит женщина: все они — один в один ее муж. Платье с одного плеча, и ни по волосу, ни по голосу, ни по взгляду, ни по походке одного от другого отличить нельзя.

  Так бы и не признала жена между ними мужа, если б не заметила: у всех платье застегнуто с левой стороны и в лице — ни кровинки, а у мужа правая пола вверху и румянец на щеках играет.

  Указала она мужа, и лембои с честью отпустили их домой. Пока шли до дому, жена так и не выпустила руки мужа — боялась, вдруг лембои налетят да снова отымут родимого, ненаглядного!

  С той поры стала молодка как шелковая, и зажили они душа в душу, хоть в хоть, плоть в плоть.

Невеста из бани

  В новый год молодые парни и девки собрались, заспорили, кто пойдет в баню гадать. А страшно в такую пору! Один парень решился, подошел к каменке, хотел взять камень — а его цап за руки. И голос женский слышится:

  — Возьмешь замуж — отпущу, нет — задавлю.

  И вроде как девка мелькнула.

  Пришел домой парень — даже заболел со страху. День, второй... на третий рассказал матери. Мать дома все перекрестила и засвятила. А та, из бани, ночью приходит:

  — Что? Засвятила, закрестила? А я тебя все равно найду!

  Отец парня поехал к попу. А поп говорит:

  — Ну, куда деваться? Только пускай он ее заставит в церкви венчаться.

  Пришел парень в баню, сказал про венчанье-то, а голос отвечает:

  — Согласна. Мне ни платья не надо, ни фаты, ни туфелек. Одно надобно исполнить: откуда ты высватал меня, оттуда и бери. Придешь с гостями в баню, там будет стол, на нем закуски, вино. Пусть никто не пьет, не ест. А ты бери меня за руку и выводи, только не говори: "Господи, благослови".

  Вот они пришли, открыли баню, а невеста и правда сидит — наряжена уже. Вывел жених ее. Пара коней стоит, копытами кони бьют.

  — Поезжай, а я за тобой следом, — говорит невеста.

  В церковь пришли, окрестили девушку, поставили к венцу, обвенчались. Приехали домой, отдышались маленько со страху, смотрят: красавица досталась девка, статная такая!

  Поп сказал, чтоб двенадцать обедней отслужили.

  Вот на Масленку все молодые едут к теще на блины, как водится, а свекровка невестке и говорит:

  — А ты куда муженька повезешь? В баню?

  — Зачем? У меня тоже отец и мать есть.

  Собрались, поехали. День едут, второй едут, на третий заехали в деревню. Подъехали к одному дому, а в нем ребенок ревет. Она:

  — Иди, просись ночевать, да и полечить ребеночка надобно.

  Заехали, подошла она к зыбке, молодка-то, посмеялась. А хозяйка ей:

  — Девка, ты чего? Умеешь, так лечи.

  Попросила молодая топор, берет из зыбки осиновое полено в тряпице. На пороге трижды рубанула его и говорит хозяйке:

  — Вот ты с кем водилась. Ты меня прокляла, а полено-то в зыбке осталось.

  Оказывается, ей еще в детстве мать недобра пожелала, ну а лембой был тут как тут.

  Лембои — это не простые черти, а происшедшие из заклятых (проклятых) детей или взрослых, которые были похищены и выращены нечистой силой, по преимуществу лешими. Однако они вездесущи: могут быть и водяными, и банными, и лесными.

  Там, где лембои селятся, у них образуются чуть ли не целые города, полные некогда заклятых людей. Они женятся, плодятся, а все им мало: дня не проходит, чтобы не похищали проклятых людей. Именно этих несчастных посылают похищать у людей неблагословленную или заклятую еду ("А кашу твою подгорелую пускай черти едят!"), чего не могут сделать сами лембои.

  Они любят выпить и часто заходят в кабаки, пользуясь многолюдьем, но здесь их сразу узнают по тому, что пола слева направо застегнута, не как у людей.

  Особый сорт лембоев — кладохраны, они показываются всегда древними стариками. Достать охраняемый лембоем клад чрезвычайно трудно, потому что все сокровища положены с зароком на одно и то же лицо. Однако обмануть лембоя могут три Ивана, рожденные и крещенные в один день, вдобавок племянники. Для этого надо прийти на заветное место в Иванову ночь (24 июня/7 июля), угостить лембоя свинцом вместо орешка (пулю дать погрызть), а пока он будет зубы ломать, трижды сказать: "Отдай наше царское имение!" Вот тут-то лембой и отдаст клад.

Е.А. Грушко, Ю.М. Медведев
"Русские легенды и предания"