Лысая гора

Полет на шабаш

Небесное путешествие

  Жил-был на свете один простоватый человек. Узнал он, что есть где-то какое-то Лихо, и решил увидеться с ним. Ни с кем не посоветовавшись, отправился в путь, долго шел, видит — стоит у леса железный замок, кругом частокол из человеческих костей, утыканный черепами. Тут разобрало глупца любопытство: откуда такая диковина?

  Обошел вокруг замка, на крыльцо поднялся, стучится в дверь и кричит:

  — Эй, не знаете, где Лихо живет?

  — Заходи, гостем будешь.

  Вошел человек в горницу, там лежит страшный слепой великан на ложе из человеческих костей. Это и было Лихо, а рядом стояли его приспешники, Злыдни и Журба.

  Глянул на них глупец — и наконец-то смекнул, что надо уносить отсюда ноги. Бочком, бочком к двери.

  Услышал Лихо, что пол скрипит:

  — Держите его!

  А гость уже на пороге.

  Толкнул Лихо дверь, но человек успел-таки выскочить, только пальцы железной дверью оторвало.

  Тут и было ему лихо! Еще спасибо сказал, что живой ушел.

Кузнец и великанша

  Жил-был один мужик по имени Степан. И вот как-то раз жена пожаловалась ему, что у коров стало пропадать молоко. Не иначе, завелась в селе ведьма и отдаивает молочко, как это они, злодейки, частенько делают. И решил мужик ведьму подкараулить.

  Спрятался в коровнике под старой бороной и начал ждать.

  А дело было как раз в канун Юрьева дня. Сидел, сидел наш Степаха, ждал-ждал и начал уже клевать носом, как вдруг двери скрипнули и в коровник тихонько, бочком-бочком втерлась большая черная свинья. Коровушки проснулись, затревожились, а свинья ударилась об пол и обратилась женщиной. Мужик чуть в голос не заорал, узнав молодайку, жившую на окраине села. Давненько ходила о ней дурная слава. Выходит, не зря!

  Молодайка между тем схватила доенку, уселась на малую скамеечку поближе к буренке и ну тягать ее за соски! Так увлеклась, что даже не заметила, как Степаха выбрался из-под бороны, подкрался к воровке и со всего маха огрел ее поперек спины тележной осью. Она рухнула наземь, а мужик, войдя в раж, вдарил вдругорядь.

  Эх, беда, не знал он, что бить ведьму можно лишь единожды! От второго удара она мигом ожила, обрела прежние силы и так люто набросилась на своего обидчика, что наш Степаха и ахнуть не успел, как ведьма вскочила ему на плечи и щипками да пинками выгнала во двор. Здесь она сунула ему под рубашку ворох какой-то пахучей травы. И чуть только трава прикоснулась к его телу, как земля ушла из-под ног мужика. Конечно, ведь за пазухой у него лежала чародейная трава тирлич, сок которой делает человека летучим!

  Словно легкая пташка, взмыл Степаха в поднебесье, не чуя тяжести ведьмы, которая сидела на его плечах, крепко вцепившись в волосы, да при этом еще и подгоняла, и пришпоривала пятками, превесело выкликая:

  — А ну, наддай! А ну, шибче!

  Вниз мужик смотреть боялся — высота страшнейшая, голова кругом идет! В небесах то и дело вспыхивали сухие зарницы. Была грозовая ночь, называемая в народе воробьиная: в такую ночь, говорят, черт воробьев мерами меряет. Ветер свистел, вышибал из глаз слезы, но постепенно Степан пригляделся и увидел, что он не один в небесах. Длинной вереницею, перегоняя друг друга, неслись куда-то молодые и старые бабы — иные из них были красавицы, причем летели по небу в одних исподних рубахах или вовсе нагишом. Сидели они верхом на метлах или в ступах, но большинство оседлало таких же несчастных мужиков, как Степаха, и немилосердно гнало их вперед.

  А впереди вдруг забелела в лунном сиянии высоченная гора, такая пустынная и округлая, что весьма напоминала лысую человеческую голову. И тут наш Степа понял, что это знаменитая Лысая гора, куда ведьмы и колдуны со всей Руси слетаются на свой шабаш.

  Ведьма щипками и колотушками принудила его опуститься на землю, и тут Степаха уяснил, что угодил на бесовскую свадьбу. Молодой козлоногий черт брал за себя хорошенькую ведьмочку. На троне, сложенном из костей грешников-самоубийц, сидел сам Сатана и с удовольствием поглядывал на невесту.

  Свадьба была веселая и буйная — до того буйная, что Степаха в конце концов накрепко зажмурился, чтоб не видеть чинимого вокруг непотребства. Он не раз хотел осенить себя крестным знамением, чтоб разогнать злые чары, да вот беда — руки его не слушались.

  Миновала полночь, где-то далеко-далеко прокричали первые петухи, и веселье сразу пошло на убыль.

  К Степахе подбежала его знакомая ведьма, быстренько вскочила ему на плечи и со страшной скоростью погнала обратно, тем же воздушным путем, каким они летели, и ведьма сердито кричала:

  — Поскорее, ты, кляча!

  "Ладно, ладно! — думал измученный Степаха, едва дыша от ведьминых тычков под ребра. — Мне бы только до дому добраться, а там соберу народ да потянем тебя на божий суд! Попомнишь клячу!"

  Тут злодейка приказала ему опускаться. И лишь только Степахины ноги коснулись земли, как ведьма выкрикнула ему в ухо чародейное заклинание — и несчастный мужик рухнул замертво.

  Нашел его поутру пастух у околицы. Насилу привел в чувство! И ни тогда, ни потом Степаха никак не мог объяснить, почему он валяется на сырой земле весь избитый. И драка с ведьмой, и ночной полет, и бесовская свадьба на Лысой горе начисто исчезли из его памяти!

  Согласно древним преданиям, все ведьмы и колдуны очень любят повеселиться, собравшись вместе. Излюбленные места их сборищ — перекрестки дорог, некоторые деревья (дуб, груша, сосна, береза), где они веселятся, танцуют или дерутся меж собой. По самым большим праздникам: на Коляду или Рождество (25 декабря/7 января), на Благовещенье (25 марта/7 апреля), на Пасху, накануне Юрьева дня (23 апреля/6 мая), на Троицу или в ночь на Ивана Купалу (24 июня/7 июля) ведьмы норовят непременно прилететь на Лысую гору, чтобы учинить там свой шабаш. Здесь они также справляют Масленицу, и происходит это в первую неделю Великого поста или накануне Христова Воскресенья.

  Лысых гор по всей земле множество, и если какую-нибудь из них облюбует нечисть, человеку там не жить. Так, некоторые селения с такими названиями частенько кувыркались кубарем или даже проваливались сквозь землю. Тут и молитвы праведных не всегда помогали!

  Главная Лысая гора находится близ Киева, и там живет наипервейшая ведьма. В старину это место даже нарочно охраняли, однако мимо солдат, стоявших лагерем в двух верстах от Киева, ведьмы умудрялись проходить каждую ночь. Мимо первой линии караула они пробегали в виде кошек, мимо второй — в образе собак, а мимо третьей — обернувшись черными свиньями. И их никто не догадался задержать! Но чаще всего на свой шабаш ведьмы не приходят по земле, а прилетают по воздуху: в своих волшебных ступах или верхом на несчастных людях, попавшихся им во власть. Также они норовили украсть из плохо запертой конюшни какого-нибудь конька, поэтому крестьяне в эту пору особенно берегли лошадей, чтобы ведьмы или другие нечистики не загнали их в стремительном полете насмерть.

  Полеты на Лысую гору обычно совершаются в темные, грозовые, бурные ночи, которые называются "воробьиными".

  Надо сказать, что древние сказания Западной Европы тоже повествуют о полетах ведьм и колдунов на шабаш. Вершится он обыкновенно в ночь на 1 мая — в так называемую Вальпургиеву ночь (по имени святой Вальпургии, которую чествуют как раз в это время).

  Рассказывают, что накануне Вальпургиевой ночи ведьма мажется жиром крота и вылетает через дымоход, приговаривая:

  — Выезжаю, выезжаю, ни за что не задеваю!

  Европейская ведьма летает на гору Броккен верхом на метле, лопате, кочерге, косе, вилах, в ступе, на плуге, палке, даже на лошадином черепе или на сороке.

  Ну а развлечения у ведьм из разных стран совершенно одинаковые. И на Лысой горе, и на горе Броккен ведьмы играют бесовские свадьбы, пляшут и распутничают вместе с чертями, поклоняются козлу — олицетворению Сатаны, режут черного петуха и пьют его кровь, пируют и злоумышляют против добрых людей, насылая на них всяческую порчу.

Е.А. Грушко, Ю.М. Медведев
"Русские легенды и предания"