Мороз (Трескун, Студенец)

Карачун

Морозко

  Жили-были у мачехи две дочери: родная что ни сделает, за все по головке гладят, а падчерица как ни угождает, ничем не угодит. Наконец решила мачеха падчерицу со свету сжить и говорит мужу:

  — Вези свою дочь в дремучий лес, на мороз-трескун, и чтобы я ее больше не видела.

  А мужик бабы боялся пуще зверя лютого и увез дочь в лес. Посадил под елкой да и домой воротился. Сидит девица — в потертом кожушке, дырявых валеночках, куцем платочке, — дрожит и молитву творит. А Мороз по веткам попрыгивает, поскакивает, еще пуще стужи подпускает, на красную девушку поглядывает:

  — Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная?

  У девицы зуб на зуб не попадает, однако она отвечает смиренно:

  — Тепло, Морозушко, тепло.

  Понравилось это Морозке, хлопнул он в ладоши — свалился с неба сундук злата-серебpa да золота, да шуба белая, да платье, шитое жемчугами. Обрядилась девица и стала красота красотой.

  А тем временем мачеха посылает мужа замерзшую падчерицу из лесу забрать и блины печет на поминки.

  Под столом собачка тяф-тяф:

  — Старикову дочь с богатым приданым везут!

  Мачеха ну хохотать, да заскрипели по двору полозья, распахнулась дверь — входит не то царевна, не то королевна. Да это же падчерица!

  Рассказала она о щедром Морозе-трескуне, а жадная мачеха и говорит:

  — Ну, коли тебя Мороз так наградил, то мою дочь он с ног до головы златом осыплет. Вези, старик, ее нынче же в лес!

  Ну, повез мужик мачехину дочь под ту же елку, посадил на скамеечку, а на девице пять шуб, не меньше, да валенки, да шапка, да рукавицы, — и уехал.

  А Мороз по веткам попрыгивает, поскакивает, еще пуще стужи подпускает, на красную девушку поглядывает:

  — Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная?

  — Да ты меня совсем заморозил, старый дурак! — кричит мачехина дочка.

  Обиделся Морозко, хлопнул он в ладоши — и заморозил девку.

  А хозяйка послала мужа за дочерью в лес, пироги печет и припевает:

  — Дочку мою из лесу с богатым приданым везут!

  А под столом собачка тяф-тяф:

  — Старик под рогожей косточки везет!

  Мачеха кинулась к двери, увидала мертвую дочку. Заплакала, заголосила, да поздно.

Н. Некрасов. Мороз, красный нос

Не ветер бушует над бором,
Не с гор побежали ручьи,
Мороз-воевода дозором
Обходит владенья свои.

Глядит, хорошо ли метели
Лесные тропы занесли,
И нет ли где трещины, щели,
И нет ли где голой земли.

Идет — по деревьям шагает,
Трещит по замерзлой воде,
И яркое солнце играет
В косматой его бороде.

  Мороз — повелитель зимних холодов. В его образе воплотились древние представления о Карачуне — боге зимней стужи как омертвения всего мира. Карачун изображался, как и Мороз, в образе мрачного старика, окруженного душами замерзших, загубленных им людей. Родствен Морозу также Зюзя — славянский бог зимы.

  Мороза представляли в образе низенького старичка с длинной седой бородою. Зимой бегает он по полям и улицам и стучит: от его стука начинаются трескучие морозы и сковываются реки льдами. Если ударит он об угол избы, непременно бревно треснет! Его дыхание производит сильную стужу. Иней и сосульки — его слезы, его замерзшие слова. Снежные облака — его волосы. Очень не любит он тех, кто дрожит и жалуется на стужу, а бодрым, веселым, здоровым дарует крепость телесную и жаркий румянец. С ноября по март Морозко такой мощи набирается, что даже солнце перед ним робеет!

  На радостях он покрывает стекла оконные изумительными узорами, леденит гладь озер и рек, чтобы можно было по ним кататься, замораживает снежные горки и веселит честной народ снегом, бодрящим морозцем и веселыми зимними празднованиями.

  Мароссы (трескуны) — злые духи в подчинении у Мороза. Недаром их имена созвучны! Летом они спят, но падают на землю зимою с первыми снежинками. Мароссы бегают по полям, по лесам и дуют в кулаки, нагоняя стужу и свирепый ветер своим ледяным дыханием. Пятки их заставляют промерзлую землю и стволы заледенелых деревьев потрескивать, потому и говорят люди, мол, "мороз трещит".

  В знак почитания Мороза частенько зимой воздвигали его "идолов" — всем известных Снеговиков.

Е.А. Грушко, Ю.М. Медведев
"Русские легенды и предания"