Подполяники

Подполяники

Свадьба

  Возвращались как-то раз Маришка с вечёрок, вошла в сени, и вдруг чует — кто-то ее за руку взял.

  Встала ни жива ни мертва, а рядом шепоток:

  — Здравствуй, сестрица!

  И все исчезло.

  "Морок!" — подумала Маришка, перекрестилась и отправилась спать.

  И вот снится ей, будто глядит она в зеркало и видит себя в свадебном платье, только бледную такую, словно вовеки луч солнышка на ее щеки не падал. Проснулась Маришка в слезах. Известное дело, к чему такой сон. К смерти!

  "Неужто умру молодой ? — подумала девушка. — У меня ж еще и жениха нету, я еще и не целовалась ни с кем ни единого разочка!"

  Весь день Маришка ходила сама не своя от тоски, а на следующую ночь опять привиделась ей дева в зеркале — веселая, улыбчивая.

  И говорит она Маришке:

  — Здравствуй, сестрица! Приходи в субботу ко мне на свадьбу!

  Вскинулась девушка — сердце колотится, чуть из груди не выскакивает от страха. Стала думать и вот что надумала: "Может быть, у меня была сестра, да померла во младенчестве? И теперь снится мне?"

  За завтраком подольстилась Маришка к матери и ну выспрашивать:

  — Матушка, а я всегда была у тебя одна дочка?

  — Как так? — удивилась та. — А братья твои старшие — что же, не в счет?

  — А не было ли у меня сестры?

  У матери тарелка из рук — бах об пол!

  И почудилось Маришке, будто не осколки гремят-звенят, а там, внизу, под полом, кто-то хохочет-заливается.

  Матушка сделалась вдруг грустная-грустная и не сказала больше ни слова. Прошел день, а ночью вновь, словно по уговору, является к Маришке девица в свадебном платье и говорит:

  — Завтра моя свадьба, сестрица. Приходи!

  — Куда же прийти? — осмелилась спросить Маришка. — На кладбище, что ли?

  Девица ну хохотать:

  — Зачем на кладбище? Я не мертвая, я живая, как и ты. Вечером, как все лягут спать, тихонько открой подпол — и увидишь меня.

  Насилу Маришка дождалась вечера. На гулянку не пошла, улеглась пораньше в постель.

  А когда наконец утихло все в доме, прокралась на кухню и приподняла тяжелую крышку подпола.

  Заглянула — да и ахнула.

  Не темное подполье увидала она, а просторные покои, освещенные так ярко, что все сияло и сверкало. Длинные столы ломились от яств, гости пели и веселились, а во главе стола увидала Маришка чернокудрого красавца, а рядом с ним — ту самую девицу в свадебном платье.

  — Посмотри, сестрица! — воскликнула невеста. — Вот мой жених. Иди сюда, повеселись с нами. Глядишь, и тебе милого дружка найдем.

  Маришка только начала спускаться в подпол, как вдруг вспомнила, что она прямо с постели, в одной рубашке. Да разве можно этак-то явиться на свадьбу сестры, где гости один другого краше и нарядней?!

  — Я сейчас, — воскликнула она, — сейчас вернусь! Только переоденусь!

  Захлопнула крышку и ринулась к деревянной перекладине, на которой висели ее платья. Надела самое лучшее, синее, с оборками, торопливо заплела косу, вдела в уши новые сережки, что батюшка на именины подарил, сунула ноги в башмачки — старший брат их из города привез, ну прямо как у настоящей барыни, на каблучке! — ринулась к подполу, откинула крышку...

  А там тишина и темнота.

  И блеск огней, и веселые гости, и красавец жених, и невеста в белом — где все это? Куда подевалось?

  Села Маришка прямо на пол и ну реветь.

  Услышала ее слезы матушка, выглянула на кухню — и чуть с ума от ужаса не сошла.

  Рассказала ей Маришка все, что произошло, и тут уж заплакали они вместе. Наконец повинилась перед ней матушка и поведала про свой грех.

  Оказывается, родились у нее разом две дочки-двойняшки. А времена были тяжелые, муж на войне, сама она больная, по лавкам четверо малышей-братишек плачут, ну никак не прокормить еще двоих. И в горе прокляла мать свою несчастную участь, прокляла вторую дочь, которая ей и даром не нужна.

  В ту же ночь девочка из колыбельки исчезла бесследно, и поняла мать, что забрала ее злая сила.

  Все эти годы молилась она на помин души своей бедной дочери, а оказывается, молиться нужно было во здравие.

  — Прости меня, доченька, милая! — воскликнула мать.

  Маришка и слова сказать в ответ не успела, как крышка подпола вдруг приоткрылась и оттуда снова донеслись звуки веселой музыки, смех — и веселый голос:

  — Прощаю! Не забывайте меня!

  Миг — и все исчезло навсегда.

  Подполяники и подполяницы — домовые духи, разновидности домовых. Живут они в своем обиталище семьями, и жизнь их во всем подобна жизни крестьянской семьи. Они играют свадьбы, рождают детей, но в основном прибавляется подполяников за счет детей, проклятых своими матерями.

  Вообще увидеть их можно, если спуститься в подпол на три ступени и поглядеть между ног, однако следует быть очень осторожным, чтобы подполяник не схватил за волосы и не сдернул с лестницы. Сила это скорее злая, чем добрая. Например, когда девушки просят подполяника предсказать судьбу (опускаются на три ступеньки и чуть приподнимают юбку; если погладит мохнатой, мягкой лапой, жизнь будет счастливая и богатая, а если холодной, голой, — наоборот), то одна обязательно остается наверху, в подполье не идет: как бы подполяник последнюю не задавил.

Е.А. Грушко, Ю.М. Медведев
"Русские легенды и предания"