Порча

Порча

По злобе

  Шёл один парень, Семен его звали, с вечерки домой. А было уже за полночь. Дошел до ворот и видит: кукла пляшет. Маленькая деревянная куколка. Как пройти домой? Кукла пляшет и все. Как живая! Он:

  — Ай, черт побери! Что мне эта кукла-то? Может, привиделось. Ворота-то открыл, только пошел — она стук ему в голову. И исчезла.

  Пришел Семен домой, лег спать, а к утру у него жар поднялся. Вот заболел, заболел. Его отец туда возил, сюда по врачам, по знахарям — ничего не могли сделать. А он не сказал, что его кукла в голову стукнула. Высох он, и вот уже осталось ему два дня или три, — как помереть. Он сказал:

  — Мама! Я умру — вы вот этот столб выкопайте и посмотрите, что там есть. Меня кукла раз в голову тут ударила, может, я из-за этого и погибаю...

  Они столб-то выкопали, а там кукла. На этой кукле — воротник от его рубашки, клочок от брюк и волосы его были. Мать-то потом узнала: это наколдовали на него по злобе. От девушки он одной отвернулся, девушка по нему сохла, так ее бабка-ворожейка навела на него порчу и загнала в могилу.

  А родители эту куклу взяли и в огонь бросили. Сгорела она, конечно, но не просто так: долго еще в печке вилась, прискакивала...

Соседкин хомут

  Поселилась новая соседка — и про нее сразу слух прошел нехороший. Мать увидела, что сын соседкину собаку дразнит, и говорит:

  — Не задевай Таисью, она, говорят, хомуты надевает.

  — Какие еще хомуты?

  — А вот такие. Наденет хомут — и пропадешь. Держись от нее подальше.

  И как накликала: вскоре после этого разговора корова заболела. Вымя разнесло, а молока ни капли. А мать такое уже раньше видела в своей деревне: ну, все, точно хомут! Сразу к соседке:

  — Девка, ты что же это сотворила у меня с коровой? Хомут надела? Та не ожидала, что ее сразу обнаружат, испугалась, глазами заюлила:

  — Ой, извини, я только попробовать хотела, получится ли.

  — Ах ты ж, зараза! Получится ли?! Корову мою погубила! Разве это по-соседски?!

  — Извини, соседка, слово даю, больше такого не будет.

  — Да ты с коровы-то хомут сними, что мне слова твои.

  — Снять не могу.

  — Почему?!

  — Да вот так. Надеть — надену, а снять — человека посильнее нужно. Но ты не горюй, я такого человека знаю и его приведу, и сама заплачу ему, выздоровеет твоя корова, только ты сыну скажи, чтоб больше моего Полкана не дразнил, а то как бы не было худа...

  На том и поладили.

  Порча — это злая сила, которую напускают на людей колдуны и ведьмы. Она производится сглазом, заговором, напуском, относом и т.п. Наговаривают на хлеб, соль, воду и прочее, напускают по ветру и по следу, подкидывают наговоренные вещи, и кто их поднимет, тот и захворает. Примеров такого рода порчи рассказывают бесконечное множество: нашла баба наговоренное яйцо у колодца и начала на голоса кричать; подняла другая на дороге узелочек с рубахой, крестом, поясом, цепочкой и угольками — и лишилась покоя, тоска напала, все немилы стали; отнесла назад, туда, где нашла, и начала поправляться.

  Сделать изображение человека и нашептать на него болезнь — очень старинный и действенный вид насылания порчи. Снять ее можно, если только найдешь это изображение, а такое почти невозможно, ибо колдуны и ведьмы старательно прячут его.

  Приемы, к которым прибегают, посылая порчу, весьма разнообразны. Сильному колдуну довольно взглянуть своим недобрым косым взглядом, чтобы заставить чахнуть. Это называется сглаз (призор, озык).

  Бывают глаза у людей хорошие, добрые, счастливые, и наоборот — дурные: "Черный глаз, карий глаз, помилуй нас!" От недоброго глаза отчитывают по три — двенадцать зорь. При встрече с человеком, известным своим недобрым глазом, надо мысленно сказать: "Недобрый глаз, не гляди на нас", — ив воображении чем-то накрыть его, например стаканом. От сглазу употребляются такие средства: прикусить себе язык, показать кукиш, сплевывать через левое плечо три раза, стучать по дереву трижды, нашептывать на воду, которой умываешься или которую пьешь, надевать белье наизнанку, утаивать настоящее имя ребенка, называя его другим, подкуривать в доме волосом, умываться с серебряной ложки, отчитывать заговором... Наузы, или чародейные узлы на поясе, предохраняют от озыка.

  Лечение призору: берут воды непитой, не отведанной никем, вынимают из печки три уголька, достают четверговой соли. Все это кладут в стакан, дуют над ним три раза, потом плюют три раза в сторону. После сего внезапно сбрызгивают больного три раза, дают три раза хлебнуть, вытирают грудь против сердца. Заставляют рубашкою обтирать лицо, а остальную воду выливают под притолоку. Некоторые к такому составу добавляют кусочек мха, вынутый из угла, другие читают над водою молитву.

  Чтобы избегнуть сглаза, женщине и девушке нужно, погладив рукой себя по заду, потом погладить той же рукой по лицу, говоря: "Как ты у меня неглазливая, так и я бы неглазливая была!"

  На Прокла (12/25 июля) собранная роса — особенная: ею изводится очный призор.

  Колдуну послабее для наведения порчи нужен заклятый порошок, чтобы бросить его на намеченную жертву по ветру: дело сделано, если хоть одна порошинка попадет на человека или скотину. Через наговоренную сильным колдуном вещь достаточно перешагнуть, на зачурованное место стоит сесть, чтобы захворать. Иной колдун только лишь слегка ударит по плечу, ан смотришь — человек испорчен.

  По следу напускают порчу: злые люди вынут земли из-под ступни проходящего человека и бросят ту землю на дерево, отчего хворь не пройдет до тех пор, пока дерево не засохнет, а с ним вместе и порченый человек не помрет. Вынутый след, то есть щепотка или горсточка земли из-под ног обреченного, в мешочке подвешивается в чело печи, а в трубе замазывают глиной волосы его; начнет земля и глина сохнуть — сухота обуяет и того человека. Освободить от несчастья в таких случаях может лишь самый опытный знахарь. Но если бросить землю на воду, то знахарь помочь не в силах, как бы ни старался. Он только скажет: "Сделано крепко и завязано туго — мне не совладать; одна теперь тебе надежда на спасение, если была в сапогах соломенная подстилка".

  Порча случается от притки, которая считается много привязчивее сглаза и трудно распознается, отличаясь самыми многосложными и запутанными признаками. В них мудрено разобраться: то ли "схватило" вдруг без всякой причины, то ли это припадок, вызванный старым внутренним повреждением, внезапно и неожиданно обострившимся, то ли, наконец, хворь, прикинувшаяся в бане.

  Изурочье, или уроки — под этим именем разумеется заочная посылка порчи. Лиходеи посылают порчу всякими путями и способами: в пище, по воде, по ветру. Выйдет на улицу, встанет против ветра, скажет какое ему нужно слово, ветер подхватит — и кто первый дыхнет, тот и изурочится. Против уроков хорошо пользует вода, если ее трижды переснять с каменки в бане. Для этого зачерпнутая в ковш вода выливается на каменку и снизу снова подхватывается в ковш. Этой водой окачиваются и пьют ее, приговаривая: "Как на каменке-на матушке подсыхает и подгорает, так на рабе божьем таком-то подсыхай и подгорай!"

  Как пулей из ружья, поражают они ударом по пояснице вроде ути на, напуском жестокого колотья в грудь и болей в живот, да таких, что приходится криком кричать и кататься по земле от невыносимого страдания.

  Надевают на людей, скотину и даже огородные произрастания хомут — человека скрючит или опухнет весь, скотина захворает, а всякую овощь гниль побьет, если злая ворожея нашепчет из-под лошадиного хомута недобрые слова.

  Порчу причиняет кладь, которую чародеи зашивают новобрачным в подушки или перины. Это женский волос, спутанный комком, косточка, взятая на кладбище, три лучинки, опаленные с двух концов, и несколько ягод егодки (волчьих ягод). Знахарь устраняет от молодых порчу тем, что опаляет кладь на огне, уносит на речку и спускает на воду. Пекут также для кладки лепешки с разными снадобьями и угощают ими или подкидывают, чтобы сами приговоренные нашли и съели.

  От удара или щипка привязывается порча, когда сильный колдун, проходя мимо бабы, как бы ненароком щипнет ее спереди или хлопнет сзади, да еще и прихвалит: "Какая ты, шут, гладкая!"

  Худо бывает и от оговора, когда "не в час молвится". Рассказывают, например, такой случай: вышла баба после родов рано на улицу, к ней подошла соседка и сказала: "Сидела бы лучше дома". Баба испугалась, заболела, у нее разлилось молоко, и в конце концов она умерла.

  Относом портят не умышленно и не по злости, а ненароком: делано было на другого, а подвернулся посторонний и неповинный человек. Относы — вещи, снятые с заразного больного и отнесенные на дорогу или повешенные в лесу на суку. Болезнь уходит в дерево или в того неосторожного, который поднимет или снимет те вещи. Осторожные же никогда не поднимут находки, не перекрестясь и не обдумавши ее с молитвой. Отхаживают в таких случаях тоже знахари, но необходимо, чтобы они были сильнее тех, которые наслали порчу. Самый способ лечения отличается большой простотой: знахарь должен пойти на распутье, где скрещиваются дороги, и бросить там узелок с зашитыми в ней золой, углем и кусочком глины от печного чела. Таким относом отводится порча от того больного, к которому знахарь был позван. Но относ имеет свою опасную сторону: всякий, кто первым наткнется на отнесенный узелок, непременно будет испорчен. А это, в свою очередь, влечет дурные последствия для первого больного, уже излечившегося от порчи при помощи узелка: когда его душа в свой смертный час станет выходить из тела, сатана скажет ангелу божию: мол, эта душа моя, она зналась со мною, приносила мне на распутье хлеб-соль... Так что порча, и снятая, неистребимо вредоносна и для жертв, и для напустивших ее.

  Икота, по суеверным представлениям, — тоже напускная болезнь. Силою чародейного слова нечистый дух заклинается на чье-нибудь имя; быстро летит он на крыльях ветра, и первый встречный, кто носит означенное имя, делается его жертвою. Иногда наговаривают икоту на камни или насекомых, и тот, кто запнется о такой камень или проглотит летучую мошку, подвергается истязаниям злого демона.

  Одной из разновидностей икот является "немуха", лишающая больного дара речи. Чтобы вылечить "немуху", больного ведут к икотнице-говорухе, знахарке и в ее присутствии временно онемевший начинает говорить. Духа икоты почти невозможно изгнать из тела страдающего ею. Со смертью больного икота не умирает, а вселяется в очередную жертву из круга знакомых и родственников больного, не в добрый час помянувшую черта в присутствии умирающего. Когда икается, говорят, что душа пузыри пускает — или с богом беседует.

  Кликуши — это порченые женщины, страдающие падучею или другими тяжкими болезнями, соединенными с бредом, пеною у рта и корчами; они издают дикие вопли и утверждают, будто злые вороги колдуны и ведьмы посадили в них бесов, которые и грызут их внутренности.

  От какой бы из выше перечисленных причин не приключилась порча, знахарь-врачеватель глубоко убежден, что всякая болезнь есть живое существо. С ней можно разговаривать, обращаться с приказаниями о выходе вон, спрашивать, требовать ответов, кто напустил порчу, и т.д. Именно на этом — на попытке убедить болезнь покинуть человека — и основано действие многих заговоров на изгнание порчи. Также смысл их заключается в перенесении всех человеческих хворей на кого-то другого, например, зверя, или на прямой попытке договориться с природой, как с высшей силой, об исцелении порченого:

  — Встану я благословясь, пойду перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротами, да выйду в чисто поле. В чистом поле есть сине море, на том синем море тихая заводь, на той на тихой заводи плавает серый селезень, на том на сером селезне не держится ни вода, ни роса. Так же на рабе божием не держались бы ни уроки, ни призоры, ни лихие оговоры, ни ветрены прострелы, ни ночные переполохи. Во веки веков, аминь.

(По С. Максимову)

Е.А. Грушко, Ю.М. Медведев
"Русские легенды и предания"