Род и Рожаницы

Род

Как боги людям судьбу делили

  Когда Дый сотворил землю, он долго любовался ее горами и лесами, реками и полями, радуясь, что создал такую красоту. Однако вскоре ему стало казаться, что на земле чего-то не хватает. И он понял, что на ней недостает людей, которые были бы красивы и сильны, как боги. Но как их сотворить? Тогда Дый отправился к Роду-творцу, прародителю Сварога, отца всех богов, и попросил у него совета. А Род восседал на вершине огромной небесной горы.

  — Как сотворить людей? — усмехнулся он в пышные усы. — Да очень просто!

  И он начал собирать камешки и бросать их вниз, на землю. И пока камешки летели, они обращались в людей, мужчин и женщин. Люди поднимались с земли и изумленно оглядывались, не понимая, кто они, не зная, что делать.

  — Какие-то они бестолковые, бродят туда-сюда, — сердито изрек Дый.

  — А это потому, что у них еще нет судьбы, — пояснил Род и кликнул своих дочерей Рожаниц. Девы-звезды слетелись со всех сторон. Некоторые из них очень развеселились и обрадовались, увидав новых насельников земли. А некоторые сочли это пустой затеей и люди им не понравились. И начали они наперебой сулить судьбу мужчинам и женщинам. Та из Рожаниц, которая была весела и добра, судила счастье. А злая и сердитая — горе. Кому что присудили — тому то и сбылось. И с этих пор, как только появляется на свет новый человек, одна из Рожаниц глядит на него с небес и предрекает судьбу. Поглядит добрая — удача ждет человека. Ну а коли злая поглядит...

А. Ремизов. Рожаница

  Укатилось солнце за горы. Зажглись на облаках звезды — ясные и тусклые по числу людей, рожденных от века.

  А от Косарей по Становищу души усопших — из звезд светлее светлых, охраняя пути солнца, повели Денницу к восходу.

  И сама Обида-Недоля, не смыкая слезящихся глаз, усталая, день исходив от дома к дому, грохнулась на землю и под терновым кустом спит.

  Родимая звезда, блеснув, украсила ночное небо.

  "Мать пресвятая, позволь положить тебе требу, вот хлебы и сыры и мед, — не за себя, мы просим за нашу Русскую землю.

  Мать пресвятая, принеси в колыбель ребятам хорошие сны, — они с колыбели хиреют, кожа да кости, галчата, и кому они нужны, уродцы? А ты постели им дорогу золотыми камнями, сделай так, чтобы век была с ними, да не с кудластой рваной Обидой, а с красавицей Долей, измени наш жалкий удел в счастливый, нареки наново участь бесталанной Руси.

  Посмотри, вон растерзанный лежень лежит — это наша бездольная, наша убогая Русь, ее повзыскала Судина, добралась до голов: там, отчаявшись, на разбой идут, там много граблено, там хочешь жить, как тебе любо, а сам лезешь в петлю.

  Или благословение твое нас миновало, или родились мы в бедную ночь бедняками, так ли нам на роду написано: быть несуразными, дурнями — у моря быть и воды не найти?

  Огонь охватил нашу жатву, пылают нивы, на море бурей разбило корабль, разорены до последней нитки.

  Смилуйся, мать, посмотри, вон твой сыне с куском хлеба и палкой бросил дом и идет по катучим камням куда глаза глядят, а злыдни — спутники горя, обвиваясь вкруг шеи, шепчут на уши: "Мы от тебя не отстанем!"

  "Вещая, лебедь, плещущая крылами у синего моря, мать земли — матерь земля! Ты читаешь волховную книгу, попроси творца мира, сидящего на облаках Солнце-Всеведа, он мечет семена на землю, и земля зачинает, и мир весь родится, — попроси за нас, за нашу Русскую землю, чтобы Русь не погибла!

  Нет нам места и не знаем, куда деваться от Кручины и Лиха?

  И если б нашелся из нас хоть один, кто бы ударил ее топором, или спустил в яму и закрыл камнем, или бросил в реку или, защемив в дерево, забил в дупло или запрятал бы ее под мельничный жернов, худую, жалкую, черную долю — нашу злую судьбу!

  Мы отупели — и горды, мы не разрешили загадок — и покойны, все письмена для нас темны — и мы возносим свою слепоту... мать, повели им, всем праздным, всем забывшим тебя, забывшим родину, твою землю и долг перед нею, и пусть они потом и кровью удобряют худородную, истощенную, заброшенную ниву...

  И неужели Русской земле ты судила Недолю — и всегда растрепанная, несуразная, с диким хохотом, самодовольная, униженная и нищая будет она пресмыкаться, не скажет путного слова?

  Мудрая, вещая, знающая судьбы, равно распределяющая свои уделы, подай нам счастье! Не страшна нам смерть — мы клянемся тебе до последних минут жизни отдать все наши силы и умереть, как ты захочешь, — нам страшно твое проклятие.

  И посмотри. Вон там молодая, прекрасная лада, счастливая Доля, в свете зари словно говорящая солнцу: "Не выходи, солнце, я уже вышла!" — она бросает нам свою золотую нить.

  Мать пресвятая, возьми эти хлебы и сыры и мед с наших полей и свяжи нашу нить с нитью Доли, скуй ее с нашей, свари ее с нашей нераздельно в одной брачной доле навек!"

  Род — это первейший славянский бог, творец, "родитель" Вселенной, всего видимого и невидимого мира. Это "отец и мать" всех богов, воплощение нерушимости славянского племени, все многочисленные потомки которого некогда произошли от одного общего предка. Это священное начало, из которого все исходило и куда все возвращалось. Когда рождается человек, его будущая судьба записывается в книгу Рода, и "чего на роду написано", никому не миновать! Южные славяне называют книгу, где записаны все неминуемые события, Рожденником.

  С верою в Рода и его дочерей Рожаниц соединялась идея судьбы, предопределения. Им совершались жертвенные приношения.

  Рожаницы потому так и зовутся, что они присутствуют при рождении человека и определяют его участь при самом появлении на свет. По указаниям старинных азбуковников, рожаницами "нарецают семь звезд, глаголемых планеты, и кто в какую планету родится — и по той планете предвозвещают нрав младенца, и к коим похотям естеством уклонителен будет. Один тяжкого нрава рождается, яр и гневлив и дерзок во бранях, а другой сластолюбив и удобен на блудное смешение и прочее".

  Вещие девы-Рожаницы могли оказаться везде и всюду заглянуть: на землю и под нее, в пещеры и в жилища, поэтому они обладали властью над судьбой человека. Лада и Мокошь — тоже из числа Рожаниц. Рожаницам родственны все девы судьбы: Доля и Недоля, Среча и Несреча, Судица. С ними схожа древнегреческая Артемида, одно из имен которой было Эйлейвита — рождающая.

  Во многих русских песнях звучат упоминания о звездах — определительницах судьбы:

Ты скажи-скажи, моя матушка родная,
Под которой ты меня звездой породила,
Ты каким меня счастьем наделила?

  Богатырь Добрыня горюет о своей неудачной судьбе, а мать отвечает:

Видно, ты, чадо мое милое,
Зародился ты не в ту звезду,
Не в ту минуту —
Бессчастную, бесталанную!

  Другой богатырь, Василий Буслаевич похваляется: "Недаром же моя счастливая звезда дала мне силу богатырскую!" До сих пор живы выражения "родиться под счастливой звездой", "закатилась моя звезда" (т.е. удача покинула)...

  Рожаницы были, вместе с Ладой и Мокошью, покровительницами женщин и брачных союзов. Считалось, что возглавляет их Золотая Баба.

  Отцу богов Роду и его дочерям издревле принадлежала творческая, призывающая к жизни сила, на что указывают слова, в которых до сих пор звучит ею имя: "роды", "рождение", "родители", "родной", "народ", "урожай", "порода", "зародыш" и другие.

  Жертвы Роду и Рожаницам приносили в старину во время поминальных трапез, когда чествовали усопших предков. Это были каша, хлеб, сыр, хмельные напитки. Поначалу жертвы приносили именно женщины, потом культ Рода остался в основном среди мужчин, ну а Рожаницы больше почитались женщинами.

  У западных славян Род звался Родавоном и изображался человеком с могучим фаллосом либо в виде фаллоса, наделенного лицом.

Е.А. Грушко, Ю.М. Медведев
"Русские легенды и предания"