Садко

Садко

"Садко у морского царя"

...Проснулся Садко во синем море,
Во синем море на самом дне,
Сквозь воду увидел красное солнышко,
Вечернюю зорю, зорю утреннюю.
Увидел Садко: во синем море
Стоит палата белокаменная.
Заходит Садко в палату белокаменну:
Сидит в палате царь морской,
Голова у царя как куча сенная.
Говорит царь таковы слова:
— Ай же ты, Садко-купец, богатый гость!
Век же ты, Садко, по морю езживал,
Мне, царю, дани не плачивал,
А ныне весь пришел ко мне в подарочках.
Слышал, мастер ты играть во гусельки яровчаты;
Поиграй же и мне.
Как начал играть Садко в гусельки яровчаты,
Как начал плясать царь морской во синем море,
Как расплясался царь морской!
Играл Садко сутки, играл и другие
Да играл еще Садко третии,
А все пляшет царь морской во синем море.

  Купец-мореплаватель, гусляр Садко — герой русского былинного эпоса. Был он прежде беден, имел из всего добра только "гусли звончаты", с которыми хаживал на пиры званые, веселил народ. Сидел однажды Садко на берегу Ильмень-озера, поигрывал на гусельках; вдруг в озере вода всколебалась — и выплыл властитель царства подводного. За игру чудесную посулил Морской царь песеннику "клад из Ильмень-озера — три рыбы-золоты перья". И слово подводного владыки не мимо молвилось: закинул гусельник в озеро невод — дался в руки обещанный клад; закупил на него Садко товару видимо-невидимо, стал он богатым гостем-купцом господина Великого Новгорода...

  Почти двенадцать лет путешествовал купец Садко, и вот как-то однажды все его тридцать кораблей замерли посередине моря, словно к воде приросли.

  Стали жребий кидать: кто тот грешник, чьи грехи держат суда на месте? Кого же бросить в синее море на утеху Морского царя?

  Выпала такая доля Садко, ибо он двенадцать лет плавал по морю-океану, не отблагодарив подводного владыку, не платя ему дани-пошлины.

  Пришел Садко в подводное царство, вновь стал играть для Морского царя — музыкой своею успокоил он бурю на Ильмень-озере. Морской царь, желая оставить у себя чудесного гусельника, предложил ему на выбор одну из своих тридцати дочерей. Все они были как на подбор, но Садко не стал брать "ни хорошую, ни белую, ни румяную", а взял, по подсказке Николая-угодника, покровителя корабельщиков, "девушку поваренную, ту, что хуже всех", но которая полюбила его. Она-то и помогла Садко воротиться на землю, в Новгород, а звали ее Волхва-река: эта река вытекает из Ильмень-озера.

  Считается, что в основе образа Садко — история одного из плаваний летописного новгородского купца Сотко Сытинича, чудом спасшегося после кораблекрушения. История этого спасения расцвечена фантастическими, сказочными подробностями.

Е.А. Грушко, Ю.М. Медведев
"Русские легенды и предания"