Чудесные явления

Видение из будущего

Всевед

  Жаркою порою, в начале месяца зарева, пропал во граде Славенске сын самого воеводы, отрок Всеволод. Пошел с друзьями в лес по ягоды, но к вечеру разразилась гроза, какой и старики не припомнят, и бушевала она люто и долго. Едва ли не пополуночи вернулись ребятишки, но без Всеволода — запропастился он невесть где. Неделю искал весь Славенск отрока, матушка его все глаза выплакала, да разве слезами горю поможешь? И порешили на сходе: то ли медведь Всеволода задрал, то ли утоп в болоте.

  Минуло почти три года. И вот за неделю до Купалы явлено было граду Славенску видение. В полночь вдруг осветился весь окоем, будто на заре утренней, а над ним, в черном-пречерном небе, возникло подобие четырех храмов, златом и каменьями самоцветными отделанных. На стрельчатых навершиях бешено, словно вихри, крутились огни, а понизу столбы синего пламени простирались до самой земли. Весь Славенск созерцал чудо великое, оглашаемое жутким собачьим воем и курокликом.

  Тем временем одна из храмин повернулась в небесах и нацелилась острием прямо на воеводу, что стоял со чады и домочадцы близ терема. Но неустрашим был славный ратоборец и приказал всем стоять неподвижно.

  — Батюшка! Матушка! Я прилетел! — послышался в небе голос отрока Всеволода, пропавшего о третьегодьи. — Ничего не опасайтесь!

  Из храмины подобием змея выползла извилистая, прозрачная, сияющая зеленоватым светом труба и поползла в небесах ко граду Славенску. Когда же змея приблизилась, в ее пасти все узрели Всеволода. Вскоре он уже обнимал домочадцев. Храмины же, блистающие златом и каменьями самоцветными, вдруг пропали в небесах, и свечение на окоеме погасло.

  И наутро, и через месяц, и через год, и спустя четверть века удивлял Всеволод ахающих и охающих слушателей своими чудесными рассказами. Выходило, по его словам, что, убоявшись грозы, залез он в расщелину под кряжистым дубом, а когда выполз, увидал на поляне дивный храм. На боку зияла неровная дыра. Тут же послышался голос, но не мужской, не женский, не ребячий, а невесть какой. Голос умолял Всеволода войти в храмину, дабы спасти ее насельников от лютой беды. И отрок смело пошел на голос — не зря же батюшка-воевода многажды наказывал ему ничего на белом свете не бояться, всякий раз приговаривая: "Смелым бог помогает!"

  Внутри храмины лежали в огромных прозрачных гробах люди, но не мертвые, а спящие. Голос, раздававшийся неведомо откуда, указывал Всеволоду, какие железные колеса крутить и какие палки и оглобли двигать в какую сторону. Через некоторое время незнакомые люди — а все они были в блистающих одеяниях, яко ангелы, — начали отрешаться от сна. Первым делом они заделали дыру в боку храмины, а потом поблагодарили Всеволода за помощь и предложили немного полетать над славенскою землею, словно на ковре-самолете.

  — Боязно, знамо дело, было соглашаться, — рассказывал Всеволод. — Но где наша не пропадала! Только я условился: полетаем недолго, час-другой, не более, а то дома уже небось заждались. И вот взлетела, яко лебедь, эта храмина, и увидал я всю землю славенскую, а немного спустя — и родину небесных чужеземцев.

  — И где же она, та родина? — спрашивали Всеволода.

  — Сие мне неведомо. Одно скажу — в тех краях даже звезды другие. И все не так, как у нас. Живут там люди в домах высоченных, аж до небес. Ездят по дорогам твердым, как лед, в самокатных колясках безлошадных. Глядят в зеркала чудесные, в коих все видно, что на свете белом деется. И даже внутри земли у них грады стоят, в огнях утопая, не то что наш Славенск!

  — Да что ж ты почти три года мучил мать-отца отсутствием своим? — донимали отрока вопросами. — Выходит, обманули тебя чужеземные летуны. Обещали час-другой покатать на ковре-самолете, а вышло эвон сколько!

  — Я летал-то час с небольшим! — клялся и божился Всеволод, да кто же ему поверит?..

  Вскоре после возвращения отрока славенцы прозвали его Всеведом. И не зря. Стал он людям будущее предсказывать, от дел лихих и тайных отговаривать, даже коляску самоходную пытался построить, но ехать безлошадно она не захотела.

  А обо всем вышеописанном поведала потомкам летопись града Славенска под годом 6599 от сотворения мира, сиречь 1091 по рождеству Христову.

Видение Рая
(из "Послания архиепископа новгородского Василия
к владыке тверскому Феодору", 1347 г.)

  Место святого рая находил Мстислав Новгородец и сын его Иаков. И всех их было три ладьи, и одна из них погибла после долгих скитаний, а две других еще долго носило по морю ветром и принесло к высоким горам. И увидели на горе той изображение Деисуса, написанное лазурем чудесным и сверх меры украшенное, как будто не человеческими руками созданное, но Божиею благодатью. И свет был в месте том самосветящийся, даже невозможно человеку рассказать о нем. И долго оставались на месте том, а солнца не видели, но свет был многообразно светящийся, сияющий ярче солнца. А на горах тех слышали они пение, ликованья и веселия исполненное. И велели они одному из товарищей своих взойти на гору эту, чтобы увидеть оттуда свет и кто поет ликующими голосами; и случилось так, что когда он взошел на гору ту, он, тотчас всплеснув руками и засмеявшись, бросился от товарищей своих на звук пения. Они же очень удивились этому и другого послали, строго наказав ему, чтобы, обернувшись к ним, он рассказал о том, что происходит на горе. Но и этот так же поступил: не только не вернулся к своим, но с великой радостью побежал от них. Они же страха исполнились и стали размышлять, говоря себе: "Если и смерть случится, но мы бы хотели узнать о сиянии места этого". И послали третьего на гору, привязав веревку к его ноге. Они же сдернули его веревкой, и тут же оказался он мертвым. Они же устремились оттуда прочь: нельзя им было дальше ни смотреть на это — на эту светлость неизреченную, ни слушать веселья и ликованья...

  В русских летописях очень часто встречаются описания удивительных, чудесных явлений, которые, конечно, можно при желании называть описанием экстремальных природных явлений, однако порою даже самое материалистическое миросозерцание не в силах приписать причины натуральные, естественные — совершенно фантастическим событиям или сослаться на то, что у страха глаза велики, а бумага-де все стерпит. Навьи (мертвецы), которые побивают полочан в "Повести временных лет", — пример более чем классический. Приходится признать, что во все времена люди сталкивались с необъяснимым, непознанным, восхищаясь этими явлениями, пугаясь их и навеки запечатлевая для потомства. Вот только некоторые, избранные описания невероятных событий из одной лишь книги, им посвященной, — "Воздушные страсти Тобольска в старину":

"Лета от Сотворения Мира 7164,
от рождения Христова 1656

  Месяца марта 1 числа в седьмой час нощи луна меркнула: над ней была дуга, а на дуге крест четвероконечный по концам, под луною же венец и сквозь венец висящий меч; по обе же стороны луны два креста осьмиконечные. Луна же темно меркла, а кресты, дуга и меч были весьма светлы, небо — чисто и светло, в звездах.

  Декабря 4 числа, нощи в третьем часу, воздушное явление было: над домом воеводским явился столб светел, а посреди его звезда, а от нее висящи вниз концами два меча по обе стороны столба того. И видимо было пять часов и потухло.

7204 (1696)

  Ноября 28 числа в нощи, в пятом часу, было знамение воздушное на востоке: из темной тучи висяще яко лампад, возжженный огнем великим, и весьма светло сияющим, и спущающимся вниз даже до земли. И вскоре потухло.

7209 (1701)

  Месяца июня 8 числа в седьмом часу дня взошла громовая туча; стоящие люди при берегу реки Иртыша, где рыбой торгуют, и рыбные прасолы видели: летел оттуда же долгий и великий змей, весь черный, без крыл, будто великое бревно изгибаяся, и на пролете города на низ грянул великий гром с молнией, и отшило у змея прежде главу, а потом и хобот пополам расшибло; и так пал хобот за рекою, пониже города, а голова пала по конец яру, в пяти верстах ниже города находится, а середку его бурею с ветром принесло на Кугаевское озеро.

7210 (1702)

  Месяца февраля 18 дня в середнем западе, в самом перекрое луны, на воздухе, в третьем часу нощи, будто крововидные люди бегали от месяца к месяцу и мимо его в части бродяще. И было сего видения с час. Во исходе же четвертого часу нощи начало тонким облаком, аки жидким дымом, заносить и стало невидимым.

7214 (1706)

  Ноября 20 числа в Тобольске видено было: во исходе четвертого часа нощи, посреди небеси, на воздухе, выпал будто свиток бел, растягивался, и вслух людям шептал, а пал посреди двора воеводского, в близости крыльца; и внезапу явился человек, от него же четыре искры огненные вверх порознь взлетели и совокупилися в место, и через малую минуту все исчезло; в то же время нанесло тучу и гром велик скрежета часа с два. И бысть воеводскому дому пожар.

7218 (1710)

  Месяца ноября 21 дня в нощи, перед заутренею, в Тобольске, на берегу реки Иртыша, горел амбар Петра Мелешкина с краденым хлебом, который он из казны государевой потаенным образом за себя переводил. И над этим огнем с востоку была видна комета-звезда, имела луч свой упором на оный огонь, и дотоль стояла, пока краденый хлеб — рожь, овес, мука, толокно — не сгорели. И сия комета явно объявляла ярость гнева Божия на обличение татям, зло собирающим..."

Е.А. Грушко, Ю.М. Медведев
"Русские легенды и предания"