Скифы и сарматы

Скифы   Начиная приблизительно с VIII в. до н.э. и вплоть до II в. н.э., на территории современной Украины живёт группа племён, известная у древних авторов под общим названием скифы и именующая самих себя сколотами. В этом последнем племенном термине Н.Я. Марр, как известно, видел протооснову термина скловен, рассматривая его основу «скло-» как стяжённую форму основы «сколо-». Предшественникам скифов на той же территории, по Геродоту, были киммерийцы.

  Скифская проблема - это огромная проблема в смысле своего материала. Но она огромна и в смысле своего значения для разрешения вопроса о происхождении русских славян.

  Без учёта кимерско-скифского материала нельзя даже подходить к проблеме происхождения русских славян, потому что кимеры и скифы продолжают жить до наших дней в русском, украинском и белорусском языках настолько значительным культурным вкладом, что Н.Я. Марр имел все основания утверждать, что «славянский, понимаемый палеонтологически, есть скифский, вернее - кимерский».


Геродотова Скифия

  Особенный интерес с этой точки зрения представляет собою западная, днепровско-бугско-днестровская группа осёдлых земледельческих скифских племён - прямые потомки насельников названного района в эпохи палеолита, неолита, меди и бронзы. По характеристике Геродота, это древние скифы. Их он противопоставляет восточной группе скифских племён, так называемым царским скифам, очевидно, политическим гегемонам всего обширного скифского союза племён. Названные Геродотом две группы скифских племён этногонически разного типа, хотя в языковом отношении и близки друг к другу. По характеристике Геродота, западные скифы отличались от восточных и чертами быта, и религией, и, по-видимому, также своим типом.

  Мысль о том, что западные, осёдлые, земледельческие скифы были славянами, в своё время усердно, на основании веских доводов поддерживалась одним из лучших знатоков скифских древностей, русским историком акад. А.С. Лаппо-Данилевским (1887 г.). Мы не будем настаивать на этой мысли Лаппо-Данилевского, представляющей собою известное предположение, хотя и весьма вероятное, особенно для середины первого тысячелетия до нашей эры. Были ли западные, геродотовы, скифы славянами, - вопрос этот, при отсутствии совершенно определенных в данном смысле показаний, не представляется для нас сейчас существенным. Гораздо более существенно то, что западные скифы во всём своём облике, как он представлен у Геродота, выявляют черты, дающие основания одному из крупнейших русских историков, весьма осторожному вообще в своих высказываниях, видеть в них русских славян.

  Интересно также и то, что называемые Геродотом западно-скифские племена - каллипиды, они же карпиды после-Геродотовых авторов - Эфора, Скимона Хиосского и других, палеонтологически увязываются с наименованием Карпаты и племенными наименованиями карпы, карпианы, хорваты киевского летописца. Как и Геродотовы каллипиды, все это жители Прикарпатья.

Сарматы  Все эти наименования имеют своим двойником племенное наименование сармат, то же сармар, от ложившееся до наших дней в имени приволжских городов: Cамарa, Саратов, а также древнего города хазар Саркел. Что же касается самого племенного наименования сармат - сармар, то оно, как и все племенные наименования, представляет собою двуплеменный скрещенный термин сар-мат или caр-мар. В первой части этого термина, т.е. в слове «сар», отложилось наименование древнейшего доисторического населения европейской части бывшей Российской Империи, народа салы, то же талы или италы, на Кавказе талыши, на Балканском полуострове теталы, т.е. фессалы, страна Фессалия, город Фессалоники, позже Салоники и Солунь.

  Народ салы оставил значительные отложения в русском языке. В частности, язык этого народа продолжает пережиточно бытовать в русском и в других языках и наименовании населённого пункта село: у чувашей сал или сала, у черемисов сола, как в русском наименовании другого типа населённого пункта город или град (гард) отложилось наименование того же доисторического народа на нашей территории салов или саров, сарматов, но в спирантизованной его разновидности кары, которое ярко выступает в наименования гор Карпаты. В данном случае эта основа выступает в значении «кaмeнь», затем «гopa».

  В халдском клинописном языке языческой Армении на Ванском озере в Малой Азии, относящемся к IX-VII вв. до н.э., т.е. к тому же времени, о котором идёт у нас сейчас речь, когда мы говорим о скифах, имеется, до показанию Н.Я. Марра, между прочим, слово pil - камень, которое в усечённой форме pi- присутствует у халдов же в составе слова kar-pi, чаще kapi - камень. Первая же часть этого слова в халдском оформление значит крепость, замок. Такого же происхождения и русское кремль.

  Вторая составная часть племенного наименования сармат - сармар отложилась в черемисском мар в значении человек, муж и т.п. По мнению некоторых исследователей, название народа меря есть славянское изменение слова мари.

  Что касается основы кар- в значении «город», то она имеет очень широкое распрастранение не только на территории восточноевропейской части Европы, но и на Кавказе и далее на юг за пределами Европы вплоть до Африки. Эта основа кар-, то же кор- или кур, в экающей форме кел-, как это мы имеем, например, в названии древнего хазарского города Саркел, представляет собою спирантизованную разновидность сибилянтного сар-, то же сал-; его спирантный двойник хар- или хаз-, который мы имеем в отложении в наименовании города Казань, по-чувашски Хоз-ан или Хузан, по-черемисски Озан, что значит «гopoд хазов» или «гopoд хазаров»; то же - в отложении в названии города Харьков, представляющем собою племенное название тех же хазов или хазаров.

  Таким образом мы уже частично вскрыли, что в языке русских славян, а стало быть и в народах-носителях этих языков, заключён большой слой культурного наследия их доисторических предков на занимаемой ими сейчас территории. Кое-кого из этих древнейших предков нам уже у далось установить на основании имеющегося в нашем распоряжении такого замечательного в этом смысле документа, как язык. Предки эти, во-первых, кимеры, они же иберы или беры, и во-вторых, салы или сары. К другим предкам мы подойдём позже, а сейчас возвратимся к Геродотовым скифам.

  Второй после каллипидов скифский народ, включаемый Геродотом в состав западных скифских племён, это алазоны. Они жили там, где реки Днестр и Буг ближе всего подходят друг к другу, т.е. на современном Подолье; стало быть, это были подоляне. Расшифровать название Геродотовых алазонов совсем нетрудно. Ведь древние греки буквою "дзет" обыкновенно обозначали отсутствующий в их языке славянский звук «ч». Следовательно, можно полагать, что Геродотовы алазоны в действительности были какие-то алазоны, или аличи, или галичи, т.е. галичане. Мы не прибегаем к какой-либо искусственной натяжке в истолковании этого геродотовского термина, как склонны думать некоторые исследователи. Наше толкование совершенно закономерно. Основа этого термина ал- представляет собою весьма обычную усечённую форму спирантизованной разновидности племенного наименования сал или сар, т.е. основы гал- с утратою начального спиранта. Аналогичный случай мы имеем, например, в наименовании балканского и кавказского народов албаны, т.е. албанцы.

  Геродотовы скифы-пахари, сидевшие на территории южной части Волыни и Киевщины, и скифы-земледельцы, занимавшие восточную часть Херсонщины и часть Киевщины - это, несомненно, потомки уже известных нам на Приднепровье землеробов - «трипольцев», продолжавшие и в Геродотово время оставаться на тех же местах, где они и до Геродота сидели испокон веков.

  Таким образом вопрос о том, кто такие были народы, сидевшие в районах западной Скифии, которых Геродот называет общим термином скифы, не вызывает никаких сомнений. Геродотовы скифы-кочевники, или номады, занимавшие западную часть нынешней Запорожской области, представляли собою пастушеские, скотоводческие племена. В эпоху железа, на средней ступени варварства, они в связи с ростом скотоводческого хозяйства выделились из основной массы тех же приднепpовских и приднестровских варваров, которые в Геродотово время составляли западную ветвь скифского народа.

  Подлинными скифами были, вероятно, только так называемые «царские скифы». Но, очевидно, по стадиальности своего культурного развития и по своему языку и эта, восточная, ветвь скифов была близка к западной ветви. В середине I тысячелетия до н.э. все известные Геродоту скифские племена говорили на каком-то, по-видимому, общем для всех их языке, стоявшем на доиндоевропейской, т.е. яфетической стадии, не исключавшей, конечно, диалектических отличий, которыми разнились друг от друга отдельные племенные языки, обнимавшиеся у греков понятием скифский язык.

  Вобрав в себя культурное наследие своих предшественников на занимаемый ими территории, т.е. кимеров или иберов и этрусков, скифы передали его своим преемникам. Это наследие в скифском оформлении продолжает жить до наших дней как в русском языке, так и в языках соседящих с русскими народов Поволжья - удмуртов (вотяков), коми (зырян) и др.

  Для примера укажем, что скифским наследием в русском языке считают слова: скот, золото, соха и др.