Приход сарматов

Сарматы  Сарматы не были единым народом, но скорее несколькими группами кочевых народов, имевших общее происхождение. Сарматы кочевали по евразийским степям - огромному коридору, простирающемуся от Китая до Венгрии, постепенно уходя на запад. Они говорили на иранских наречиях, близких к наречиям скифов и родственных персидскому языку.

  Сарматы появились на исторической сцене в VII в. до н.э. в районе степи, расположенном к востоку от Дона и к югу от Урала. На протяжении столетий сарматы жили в относительном мире со своими западными родственниками и соседями - скифами. В III в. до н.э. или немногим ранее сарматы перешли через Дон и атаконали скифов, населявших северное побережье Черного моря (Понт Эвксинский). Вскоре "большая часть этой страны превратилась в пустыню" (Диодор, 2.43). Уцелевшие скифы ушли в Крым и Бессарабию, оставив свои пастбища пришельцам. Сарматы доминировали на своих новых землях на протяжении следующих пяти столетий.

  Наиболее известны следующие сарматские племена: савроматы, аорсы, сираки, язиги и роксоланы. Появившиеся позже аланы были родственниками сарматов, но обычно их рассматривают в качестве самостоятельной группы племен. О том, что аланы не были одним народом, а представляли собой конфедерацию разных племен, свидетельствуют Аммиан Мацеллив (31.2.13 17) и некоторые средневековые арабские источники.

  Большинство сарматских племен занималось скотоводством. Это занятие обеспечивало их пищей и одеждой. Зиму они проводили на южном крае степей, неподалеку от Черного и Каспийского морей, в районе устий Дона, Днепра и Волги. Весной сарматы откочевывали на север. Транспортом и жилищами сарматам служили повозки. Аммиан Марцеллин пишет (3S.2.18): "В них мужья спят со своими женами, в них рождаются и вскармливаются дети".

Сарматы  Ранние сарматы стали источником знаменитого мифа об амазонках. Согласно Геродоту (4.116) женщины савроматов охотятся, стреляют из луков и метают дротики, разъезжая верхом на конях. Ни войну они отправляются имеете с мужчинами и даже одеваются одинаково. Миф об амазонках подтверждается археологически. В ранних сарматских женских захоронениях находят бронзовые наконечники для стрел, а иногда даже мечи, кинжалы и наконечники копий. У скелетов девочек в возрасте 13-14 лет отмечаются кривые ноги - свидетельство того, что они научились ездить верхом раньше, чем ходить. Статус женщины был у сарматов неожиданно высок. Некоторые античные авторы (Псевдосиллакс, 70) даже полагали, что сарматским обществом управляют женщины.

  В I в. от Р.Х. сарматы и аланы оставили особенно заметный след в истории, совершив несколько успешных набегов на своих оседлых соседей. Вторгшись в Малую Азию, кочевники опустошили земли, населенные парфянами, индийцами и армянами. Одновременно другие сарматские племена грабили дунайские провинции Римской Империи: Паннонию и Мезию. Затем сарматы прошли дальше по нижнему течению Дуная и закрепились на Венгерской равнине. Некоторые поступили на военную службу в римскую армию, но на протяжении нескольких столетий сармагы оставались непредсказуемыми соседями, зачинавшими войну по минимальному поводу. Напряженность на границе была настолько высока, что римские власти начали разрешать сарматам селиться на территории Империи. В результате войн с сарматами римская армия претерпела коренное перерождение. Легионерская пехота, бывшая прежде основной боевой силой армии, стала отходить на второй план, зато необычайно усилилась прежде второстепенная конница. Римская конница теперь взяла за образец вооруженную копьями конницу сарматов.

  На протяжении всей своей истории сарматы поддерживали тесные связи с греческими колониями на северном побережье Черного моря, а также с киммерийским Боспорским царством, лежащим на востоке Крыма и западе Таманского полуострова вплоть до устья Дона. В середине I в. от н.э. в Боспорскон царстве к власти пришла сарматская династия, в результате армия царства в значительной степени "сарматизировалась". Внешне тяжелая боспорская конница практически перестала отличаться от тяжелой конницы сарматов. Боснорское изобразительное искусство сохранило для нас наилучшие изображения сарматского оружия.

  Появление готов нарушило прежние связи сарматов и Боспорского царства. Готы - германский народ - около 200 г. от н.э. начал переселение на юг из Скандинавии через Польшу и Поднепровье. К 250 г. готы овладели Ольвией и продолжили свое движение на восток, заняв Крым. В итоге готы полностью вытеснили сарматов и аланов из этого региона.

  Где-то спустя столетие не менее драматичным было появление в Причерноморье гуннов. Последовательные волны готов и гуннов причинили большое беспокойство западной границе Римской Империи. Аланам не оставалось ничего иного, как влиться в состав гуннов. Волны нашествия достигали Галлии, Испании и даже Северной Африки. Небольшие группы сарматов и аланов служили в составе римской армии. К середине V века сарматы уже не представляли собой заметной силы, а к VI в. удается проследить лишь следы их присутствия на западе Европы. Повидимому, сарматы не исчезли, а органически влились в пестрый гобелен народов, который представляла собой средневековая Европа.

САРМАТСКИЕ НАРОДЫ

  К 1000 г. до н.э. евразийские степи от Черного моря на западе до Алтайских гор на востоке населялись кочевниками, принадлежащими к иранской языковой группе народов. Apxeoлогические различия между сарматскими народностями к югу от Урала появились к VII в. до н.э. На восточном краю ареала появились такие народы как дахи, массагеты и саки. Эти "азиатские скифы" относились к сарматам и оказали заметное влияние на развитие сарматской общности в целом.

  Классические авторы делят Сарматию на две части. Границей служил Дон, известный в античные имена под названием Танаиса. Насколько далеко простиралась азиатская часть Сарматии до сих пор неясно. До последнего времени западносибирские степи европейские ученые считали сарматскими владениями, тогда как советские историки относили их к Средней Азии. В любом случае культура сарматов и "азиатских скифов" весьма похожа.

  Значение слова "сармат" получило несколько толкований у современных историков. Вероятно, наиболее занимательна этимология, возводящая название кочевников к греческому слову sauros - "ящерица". В пользу этой теории говорят сарматские штандарты в виде драконов, а также распространенность у них чешуйчатых доспехов. Но скорее всего, такое толкование можно воспринимать только как шутку. Большинство историков согласны с тем, что "савроматы" и "сарматы" - это варианты произношения. Слово "Sauromatae" впервые появляется в классических текстах в II в. до н.э. (Полибий, 25.2). Плиний Старший (4.80) утверждает, что первый вариант написания слова был греческим, а другой - латинским "Sarmatae, Graecis Sauromatae". Впрочем, греки часто использовали латинский вариант написания. Но, по-видимому, наилучшее объяснение заключается в том, что сарматы называли сами себя именно так. Греческие авторы IV в. до н.э., (Псевдосцилакс и Эвдокс Книдский) упоминают о соседях скифов, живущих за Доном и называющихся "сирматами" (Syrmatai). В "Авесте", священной книге зороастрийцев, написанной около 500 г. до н.э. на раннеиранском диалекте, упоминается область на западе, называющаяся "Сайрима" (Sairima).

  Ниже мы перечислим наиболее крупные группы сарматов и попытаемся дать очерк их истории. Однако этнический состав кочевых народов в то время был достаточно сложным. Народ обычно состоял из множества достаточно разношерстных кланов и племен. Кроме того, этот состав постоянно менялся. Сарматы, кочуя по степи, легко впитывали в себя или выделяли из своего состава различные племена. Формировались союзы, конфедерации племен, которые, просуществовав какое-то время, бесследно распадались.

Аланы

Аорсы

Роксоланы

Савроматы

Сираки

Язиги

Сарматы  Классические географы упоминают множество других народов, относящихся к сарматам. Большинство из них упоминаются в текстах всего один раз, чаще всего о них известно только их название. Лишь о некоторых из них нам известно кое-что еще. Племя сайев господствовало на юго-западных землях Украины сразу после изгнания оттуда скифов. Во II в. до н.э. царь сайев Сай-чафарн получал дань с крупного торгового центра Ольвия. Слово "сайи" по-видимому, означает "многоцветные", имеется в виду разнообразие лошадиных мастей. Базилеи или "царские сарматы" упоминаются Страбоном и Птолемеем. Они обитали между Бессарабией и нижним Дунаем, вероятно, они были наследниками царских скифов. Яксаматы и иксивиты упоминаются несколькими античными авторами. Они обитали на побережье Азовского моря. Помпоний Мела (ок. 43 г. от н.э.) пишет, что яксаматские женщины "на войне выглядят как мужчины". В яксаматах часто видят предков язигов, но убедительных доказательств этому еще не найдено.

  Сарматы в целом остаются загадочным народом. От них осталось намного меньше следов материальной культуры, чем от их предшественников скифов. Как и скифы, сарматы относились к арийской ветви. До появления гуннов во внешности сарматов не было никаких хамитских черт. Тацит ("Германия", 46) пишет, что сарматы имеют "отталкивающую внешность". Но это высказывание не следует понимать буквально. Варвары редко когда отвечали средиземноморским стандартам красоты. Знатные сарматы часто отличались высоким ростом 170-180 см. Их скелеты имеют прочные кости, свидетельство мясной и молочной диеты кочевников. Как и скифы сарматы носили длинные волосы и бороды. Сарматские правители Боснорского царства обычно изображаются на монетах длинноволосыми. Молодые люди обычно брили лицо или носили только усы, зрелые мужчины носили усы и бороды. Греческий автор Лукиан, живший во II в., писал ("Токсарис", 51), что аланы стригут волосы короче, чем скифы. "Азиатских скифов", которых обычно считают предками сарматов, часто изображали с короткой стрижкой или с волосами, забранными назад в хвост, а также полиостью бритыми или носящими усы. Аммиану (31.2.21) аланы почти нравятся: "Почти все аланы - это высокие и красивые люди. Их волосы соломенно-желтого цвета, а глаза блестят пугающей яростью". Цвет волос вызывает сомнение, возможно, Аммиан пользовался какими-либо источниками, не проверяя их, или перепутал аланов с готами.

Аланы  Хорошо подтвержден другой обычай аланов - деформация черепа. Удлиненной формы головы добивались, бинтуя голову в детстве. Этот обычай имел ограниченное распространение у ранних сарматов, но затем снова появился и получил широкое распространение во II-IV вв. под влиянием гуннов. Среди Волги по данным археологов 70% обнаруженных черепов деформированы. Деформированные черепа находят в аланских захоронениях IV-V вв. на территории Западной Европы.

  Плиний ("Естественная история" 22.2) пишет, что сарматские мужчины и женщины носят на теле татуировки. Секст Эмпирик (3.202) добавляет, что сарматы татуируют своих детей. Наиболее распространенным мотивом татуировок были стилизованные изображения животных. Подобные татуировки обнаружены на телах "азиатских скифов" из захоронения в Пазырыке на Алтае. Поскольку о татуировках у сарматов говорят лишь отдельные классические авторы, можно предположить, что обычай носить татуировки имел среди сарматов лишь ограниченное распространение.

  Каждый сарматский народ имел своего "царя", который возглавлял армию во время походов. По-видимому, каждый сарматский народ имел только одного царя, но сохранившейся информации слишком мало, чтобы составить хоть сколько-нибудь поверхностный список царей. Имена царей имеют иранскую форму. Так царя сираков звали Арифарн (ок. 310 г. до н.э.), царя роксоланов - Распарагн (ок. 180 г.), а царя части аланов - Сангибан (ок. 450 г.). Во время беспорядков на Дунае в середине IV в. "свободные сарматы" имели множество вождей и удельных князей. Известны такие имена, как Румон, Зинафер, Фрагиледи Зизай (Аммиан, 17.12.11). Последний из упомянутых князей позже стал марионеточным царем, находящимся под контролем Рима.

  Аристократы возглавляли небольшие отряды, формируемые из числа родни и сторонников. Тацит ("История", 3.5) сообщает такие сведения о язигах. Каждая такая группа на поле боя выступала как тактическая единица. В ранние времена каждый мужчина должен был служить с оружием в руках. С IV в. от н.э. археологи находят подтверждения существования у ряда сарматских народов военной "касты". Военные сообщества скреплялись узами личной привязанности и клятвами в дружбе и верности. Во время клятвы участники смешивали спою кровь с вином и поливали этой смесью мечи.

  Интересные сведения о том, как шла мобилизация сарматской армии, сообщает нам греческий автор Лукиан, живший во II веке. Хотя его описание касается формирования небольшого отряда, собранною для проведения карательной экспедиции, Лукиан отмечает, что более крупные армии формируются по тем же принципам. "Когда один человек, обиженный другим, хочет отомстить обидчику, но не имеет для этого достаточной силы, он забивает быка, сдирает с нею шкуру, рубит мясо на куски и варит его. Шкуру быка он расстилает на земле и садится на шкуру и заводит себе за спину руки, словно связан... Мясо раскладывается перед шкурой. Родственники человека, а также все желающие, берут по куску мяса, а затем ставят правую ногу на шкуру, как бы давая залог. Так человеку удалось привлечь на свою сторону командира с пятью конными воинами, которые согласились служить без жалованья и содержания, еще одного с десятком конных воинов, третьего с еще большим количеством конников, четвертого с некоторым количеством пеших воинов, тяжело и легко вооруженных. Пятый пришел служить сам, так как он был беден и не имел солдат в подчинении. Таким способом вокруг шкуры может собраться достаточно большая армия".

  Лукиан указывает, что к войску присоединялись вожди, имевшие под собой некоторое количество воинов. Предполагалось, что каждый воин сам обеспечивает себя оружием и доспехами. По словам Лукиана "вокруг шкуры" могло собраться войско в несколько тысяч человек. Подобная практика чем-то напоминает раннефеодальные обычаи, а также имеет аналоги в германских и кельтских сообществах.

  Римские авторы сообщают, что армия сарматов представляла собой неорганизованную толпу, собравшуюся только для грабежа. "Эти племена больше подходят для грабительских набегов, нежели для ведения регулярной войны" (Аммиан. 17.12.1). "Сарматы - племя, наиболее преуспевшее в грабеже" (Аммиан, 16.10.20). Страбон (7.4.6) более благожелателен, он говорит о роксоланах, что они "более воины, нежели бандиты", но часто провоцируют войну с целью пограбить противника.

  Жажда поживы толкала многих сарматов поступать на военную службу к оседлым соседям в качестве наемников. Сарматские контингента часто упоминаются на службе в составе армий боспорского и понтийского царств. Тацит ("Анналы", 6.32-35) отмечает, что во время войны за парфянское наследство (34-35 гг. от н.э.) сарматские вожди "принимали подарки и служили обеим сторонам, как то дозволяет их обычай". Когда сарматы столкнулись с хорошо оснащенной парфянской конницей, уговорить сарматов принять бой удалось только сказав, что чем более многочисленен противник, тем больше будет трофеев.

Сарматы  Римляне стереотипно представляли себе сарматов как недисциплинированных участников набегов. Это представление сохранялось где-то до середины IV века, хотя к тому времени сарматы уже получили хорошую организацию и освоили различные военные хитрости. В частности, в составе сарматской армии появились вооруженные копьями всадники. Длинное копье (contus) требует изрядной подготовки, как от воина, так и от его коня. Такой степени "профессионализма" могли добиться прежде всего представители военной знати. Времена массового ополчения ушли в прошлое. Действительно, со II века значительно сокращается количество сарматских воинских захоронений, что указывает на то, что далеко не все мужчины были теперь воинами.

  На протяжении столетий считали, что сарматы были предками славян. Они жили на одних и тех же землях, а когда в V веке сарматы исчезли, в это же время появились славяне. Вплоть до XVIII века славянские земли метафорически называли "европейской Сарматией".

  Лингвисты и археологи потратили много времени на борьбу с этой теорией, хотя попутно им удалось установить заметное влияние сарматских наречий на славянские языки, искусство и религию. В наше время считается, что сарматы вполне могли войти в состав протославянского субстрата. Название таких славянских народов как сербы и хорваты, повидимому, представляет собой славянизированные аланские названия. Миф о сарматских предках был особенно силен в Польше, где сарматов практически никогда не было. Польская геральдика содержит множество элементов, напоминающих сарматскую тамгу. На протяжении XVII века польская знать странно поддерживала этот миф, развивая псевдосарматскую моду, проявлявшуюся в различных якобы кочевых деталях костюма и прически.