Славяне, анты

Анты  После II в. славяне на целые четыре столетия сходят со страниц исторических источников и вновь появляются в них только в VI в. у ряда готских и византийских историков, из которых наибольший интерес для нас представляют готский историк Иорнанд, или Иордан и византийский историк Прокопий Кессарийский.

  Иордан в своём сочинении «О происхождении истории гетов или готов» (De Getorum sive Gothorum origine et rebus gestis) говорит о славянах, между прочим, следующее: «За Дунаем лежит Дакия, ограждённая, как венцом, высокими [т.е. Карпатскими. - авт.] горами, по левой, к северу обращённой стороне которых, начиная от верховьев Вислы, живёт на неизмеримом пространстве многолюдный народ виниды (vinidarum natio populosa). Хотя имена их и изменяются теперь по различию родов (per varias familias) и жилищ, однако они большею частью называются славинами и антами. Славины живут от города Новиетунум и озера, называемого Мурсианским, по самый Днестр, а на север - по Вислу; у них болота и леса заменяют города. Анты же, самые сильные из них, живут в окрестностях Понта, от Днестра до Днепра, рек, отстоящих одна от другой на несколько дней пути». По Иордану, венеты (виниды), анты и славы - это три наименования одного и того же народа.

  Второй из названных выше историков VI в., византиец Прокопий в своём сочинении «О готской войне» (Gothica sive bellum Gothicum) говорит о бесчисленных народах антoв, которые занимают «дальнейшие края на север от Меотийского залива», т.е. нынешнего Азовского моря. «Перед тем, - говорит он, - славяне и анты имели одно имя, т.е. в старину они назывались спорами (Sporoi), потому, думаю, что жили расссянно. От этого они занимают такие обширные земли; и точно, большая часть земель по ту сторону Истра (Дуная) принадлежит им».

  Таким образом, судя по указаниям названных историков, к середине VI в. н.э. венеды делились на две основные группы: склавины, или склавы - западные славяне и бесчисленные анты - восточные славяне, занимавшие обширные пространства от Причерноморья и Приазовья на юге и далее во внутрь страны на север и северо-запад в неопределённую беспредельность. Правда, имя народа анты сходит со страниц исторических документов уже в начале VII в., но его следы предположительно до сих пор сохраняются в наименованиях населённых мест на русской территории в форме: Ут (село и река в Могилёвской областе), или Уты (село в Трубчевском районе Брянской области), или Утинка (в Смоленской областе) и другие.

  Учитывая географические данные Иордана (город Новиетунум, т.е. Новый город, или «Новгород», и Мурсианское озеро - по-видимому, озеро Мурсия на р. Драве, по Птоломею), территорию распространения западно-славянских племён можно определять границами древней Паннонии (территория бывшей Австро-Венгрии), Чехо-Словакии и Польши, а также на запад от р. Вислы с северной границей по побережью Балтийского моря, вплоть до р. Эльбы (Лаба), бассейна её притока р. Заалы и на юг к Дунаю между городами Регенсбург и Донауворт. В VIII-IX вв. западная граница этой территории была, по-видимому, этнографической границей, отделявшей славянские племена от залабских германских племён.

  Таким образом исторически засвидетельствовано, что названная выше обширная территория была занята к середине первого тысячелетия нашей эры венедами, т.е. племенами славян и антов. На этой территории к VI в. уже сложился в процессе племенных скрещений, культурно и этнографически выделившийся из общей массы окружающих племён, славянский народ. На основании весьма веских исторических, этнографических и лингвистических данных можно предполагать, что тот же процесс этнографической консолидации протославянских племён переживало в это время и население Балканского полуострова.

  По характеристике Прокопия, славяне и анты имели общий, весьма грубый язык, общий быт, общие верования и обычаи, общую внешность и общий духовный облик. Они сообща предпринимали набеги на римские владения и вместе участвовали в вспомогательных отрядах, двинутых византийцами против готов. Однако другие показания того же источника говорят о том, что славяне и анты представляют собою два отдельных объединения: каждое из них в своих международных отношениях живёт независимой друг от друга политической жизнью, и они не всегда поддерживали мирные, добрососедские отношения. Так, например, при императоре Юстиниане (518-627) анты одни, без славян, переходят Дунай и предпринимают набег на римские владения; анты одни, без славян, состоят на военной службе у византийского правительства и принимают участие в итальянской экспедиции; анты же самостоятельно, независимо от славян, заключают договоры с римлянами и т.д.

Анты  В антах акад. A.A. Шахматов видел предков русских славян. Акад. М.С. Грушевский видел в антах предков только украинского народа. «Решительно не могу согласиться с этим положением, - замечает А.А. Шахматов. - Распадение русского племени произошло позже появления антов в южной России; оно явилось результатом его расселения именно из тех территорий, которые были захвачены, согласно Иордану и Прокопию, антами; в последних вижу поэтому предков всего вообще русского племени». Акад. Н.И. Срезневский считал антов предками уличей и тиверцев, которых «Повесть временных лет» помещает в юго-западном Причерноморье, говоря о них: «... седяху по Бугу и по Днепру и приседяху к Дунаеви; и бе множество их, седяху бо по Бугу и по Днепру оли до моря». В пользу мнения, что уличи и тиверцы были потомками антов, предположительно высказался в 1917 г. и проф. А.А. Спицын в учебном курсе «Русская историческая география».

  Более определённо по этому вопросу тот же автор высказался в 1928 г. в статье «Древности aнтов», где он толкует показание Прокопия о том, что многочисленное племя антов обитает в районе Азовского моря и далее, в смысле «где-то за Азовским морем», и притом в полосе лесостепи, на чернозёме. Именно в такой полосе, говорит проф. Спицын, «начиная от низовье Днестра и до верховьев Дона, известны древности, принадлежащие одной и той же культуре VI-VII вв., которую и приходится признавать антскою. Видимо, эта культура находится под сильным влиянием Византии, и вследствие мирового знaчения последней, если не все, то очень многие её вещи должны повторяться и у других соседних народностей как осёдлых, так и кочевых ...».

  Древнейшие источники, говорящие о лангобардах, начиная с I в. н.э., и отмечающие затем вплоть до V в. их продвижения с берегов Эльбы да юг в Моравию, Венгрию (490), Паннонию (526) и, наконец, в Италию (558), замечают, между прочим, что лангобарды в этом продвижении на юг достигли расположенной где-то на востоке страны по имени Anthab или Antaib. т.е. земли или области антов (Antorum pagus).

  Где лежала эта «страна антов», в точности неизвестно. Предположительно, исходя из показаний этих источников, которые говорят о востоке за землею бургундов, страну антов считали лежащей где-либо на Днестре (в западной части Полесья (Л. Нидерле), или же в верховьях Днестра и Сана в области лесистого Закарпатья (Ф. Вестберг). В.О. КлючевскиЙ в своём «Курсе русской истории» (т. 1), исходя из представления о Прикарпатье как «общеславянском гнезде», откуда впоследствии славяне разошлись в разные стороны, учитывая также показания «Повести временных лет» о нашествии авар на дулебов и замечания арабского географа и историка Али-Абдул-Хасан Масуди (Х в.), что одно из славянских племён, коренное между ними, некогда господствовало над прочими, и это господствовавшее славянское племя называлось валинана, т.е. волыняне, а волыняне те же дулебы, - высказался в том смысле, что дуле6ы господствовали в VI в. над всеми восточными славянами и покрывали их своим именем, как впоследствии все восточные славяне стали зваться русью по имени глазной области в русской земле, ибо Русью первоначально называлась только Киевская область. Таким образом, Ключевский, говоря о существовании у восточных славян на Карпатах в VI в. «большого военного союза под предводительством князя дулебов», тем самым разрешал проблему об антах в том смысле, что это были дуле6ы, а организующим центром антского племенного союза считал Волынь.

  Новейшие исследования учёных, построенные на сравнительном изучении письменных источников и материалов археологических раскопок, дали весьма убедительные основания видеть область распространения «бесчисленных антских племён» на территории лесостепной полосы от устья Дуная (она опускается здесь почти до самого Чёрного моря) и далее на северо-восток в направлении на Киев, Чернигов, Полтаву, Курск и Воронеж, причём степь освоена антами лишь частично. Это та самая территория, на которой ещё не так давно в прошлом мы видели скифские племена и на которой вскоре после антов увидим восточно-славянские племена уличей, тиверцев, отчасти древлян, полян, волынян, отчасти радимичей, северян и отчасти вятичей.

  Таким образом, как в территориальном, так и в культурно-этнографическом отношениях анты представляют собою связующее звено между скифами и позднейшими восточными или русскими славянами. О славянщине языка антов, помимо прямых показаний источников, говорят также и называемые этими источниками собственные имена антов - Доброгаст, Всегорд, Бож, Межамир, Келагаст и т.п. «Открытие изумительной приемственности культовых изображений между скифо-сарматским миром и позднейшим славянским, - замечает В.А. Рыбаков, - позволяет предполагать, что анты были неизбежным промежуточным звеном, восприявшим часть скифо-сарматских религиозных представлений и передавшим их Киевской Руси, а через неё и далее».

  У Иордана имеются и некоторые исторические подробности, касающиеся антов IV в. Он рассказывает о том, что тотчас после вторжения в 376 г. гуннов, готский король Винитар напал на антов и, хотя вначале был разбит антами, однако же потом осилил их и распял короля их Божа вместе с его сыновьями и семьюдесятью начальниками.

  С именем антского короля Божа акад. А.А. Шахматов связывал известное место в «Слове о полку Игореве»: «Се бо готьскыя красныя девы въспеша на брезе синему морю, звонячи руским златом: поють время Бусово, лелеють месть Шароканю», видя в нём отклик старого готского предания, ведущего; начало со времени, когда Винитар победил Божа.

  Впервые имя ант встречается в относящихся к III в. н.э. греческих надписях из Керчи.

  Решительный удар по могуществу антов был нанесён уйгурским племенем аваров. Когда в половине VI в. н.э. авары впервые явились на территирию нынешней Украины, они столкнулись здесь в Причерноморье с антами. Анты отправили к аварам послом своего знатного сородича Межамира (сына Идаризия и брата Келагаста). Посол Межамир гордо держал себя перед аварами, и они убили его. Этого убийства анты не сумели отомстить аварам. Поэтому авары стали ещё свободнее нападать на страну антов и в середине VI в. покорили её. Когда после этого авары ушли на запад и заняли Сирмию (впоследствии сербская область Срем), а в 568 г. всю славянскую Паннонию, анты, ставши вновь свободными, отдали себя на службу восточно-римскому императору Маврикию (582-602) для борьбы против авар и славян. Ввиду этого аварский хакан в 602 г. отправил против антов карательную экспедицию под начальством Апсиха с поручением разгромить и уничтожить этот народ.

Анты  Чем закончилась эта экспедиция, неизвестно, но имя aнтoв - народа, который ещё так недавно характеризовался Прокопием как народ бесчисленных племён, совершенно исчезло со страниц истории. О нём уже больше не упоминает ни один ни римский, ни византийский источник.

  Этот факт исчезновения антов представляется историкам своего рода загадкой. Одни из них предполагают, что аварская экспедиция Апсиха действительно совершенно уничтожила антов. Другие считают, что анты в качестве союзников римлян перешли на Балканский полуостров, были водворены здесь на жительство, а затем растворились среди болгар. Наконец, Шафарик, а вслед за ним и многие другие полагали, что под нажимом авар анты отошли в глубь России и здесь стали основою всего русского или только украинского народа, либо, по крайней мере, племени русских вятичей, которое позже выступает на верхней и средней Оке.

  Конечно, не может быть и речи о поголовном уничтожении антов аварами. Как мы уже знаем, анты были известны в Византии как самая сильная группа славянских племён, и если бы в 602 г. они действительно были уничтожены аварами, то об этом византийские историки никоим образом не могли бы умолчать. Между тем о каком-либо поражении антов аварами или, тем более, о полном их уничтожении византийские источники ничего не говорят. Гораздо естественнее предположить, что молчание византийцев об антах после смерти Маврикия было вызвано новым сложившимся здесь положением вещей. Дело в том, что до тех пор византийское правительство вело упорную борьбу за Дунай, как естественную границу, предохраняющую Восточно-римскую империю от вторжения северных варваров. В связи с этим отношения, складывавшиеся на Дунае и на его левом побережье, были предметом исключительных забот римского правительства и поэтому находили своё отражение у историков. При ближайших же преемниках Маврикия, императорах Фоке (602-610) и Ираклии (610-641), охрана дунайской границы вынужденно была снята ввиду чрезвычайных внутренних и внешних осложнений, переживавшихся в это время империей - социальной революции при Фоке и напряжённой войны с персами и арабами при Фоке и Ираклии. В это время дунайская граница не могла интересовать правительство, да в его распоряжении не было ни сил, ни средств для надлежащей её охраны. Вскоре после этого на северо-востоке византийской территории (в Добрудже, Делиормане и Герилове) возникла первая славянская держава болгар, официально признанная византийским правительством на основании договора, заключённого с болгарами в 679 г. В связи с этим сфера византийских интересов и северная граница империи отодвинулись к югу, сначала к предгорьям Старой Планины (главный Балканский хребет), а затем и далее, почти к самым стенам столицы. Поэтому анты, которые раньше сидели за Дунаем, в ближайшем соседстве с империей, перестали иметь непосредственное с нею соприкосновение, перестали существовать для неё как опасный противник, а вместе с этим прекратились и упоминания о них у византийских историков.

  Начиная со второй половины VII в., на полуострове сложилось первое славянское государство - Болгария, возникшее вначале в целях самообороны придунайских славянских племён против аварских вторжений. Несколько ранее, но в том же веке, в среде западных славян возникает племенной союз во главе с Само (627-662) для отпора хищническим насилиям тех же авар. В это время восточные славяне, объединённые в мощный антский союз племён, продолжают жить на своих прежних местах. В своём хозяйственном, культурном и общественно-политическом развитии они уже к VII в. достигают таких высот, которые дают основание историку характеризовать общий уровень их развития как высшую ступень варварства, т.е. ту ступень, которой норманны достигли, по Энгельсу, только к IX в. Тем самым антский союз племён смог заложить прочные основы для образования из своих социальных недр в IX в. первого восточно-славянского государства - Киевской Руси.

  Многие явления киевской жизни Х-ХI вв. уходят корнями в антскую культуру: земледелие, скотоводство, рабство, сожжение рабынь на могиле князя, накопление сокровищ и т.п. Киевские князья Х в. говорили на том же языке, что и анты в VI в., верили в того же Перуна, плавали на тех же «моноксилах» по тем же антским путям.

  Анты - не только предки восточных славян, но и создатели всей их культуры. Предшественниками Олега и Игоря были Межамир Идарич, Хвилибуд и неизвестные нам по именам владельцы приднепровских кладов.

  Начало в IX в. грабительских набегов норманнов, привлечённых богатством Киева и его окружения, норманнов, только что вступивших в ту стадию развития, которую приднепровские славяне уже изживали, никакой эпохи не составило и не могло составить. Варяги не могли составить никакой новой культуры, не могли повлиять на способ производства, на социальные отношения: горсточка искателей приключений попала в старую, устойчивую приднепровскую культурную среду и очень быстро совершенно растворилась в ней. «Варяжская закваска» - это недоброкачественный миф, созданный норманистами. Предпосылки для создания государства Ярослава Мудрого начали накапливаться не в IX в., а за триста дат до варягов, в силу чего в историю Киевской Руси надо начинать не с Рюрика и Олега, а с Божа и Межамира, с первых походов на Византию в VI в.

  Начиная с 40-х годов VII в., анты подвергаются нападениям хазар, подчинивших себе сначала славянские (антские) племена на восток от Днепра, а позже и полян на правом его берегу. По теории А.А. Шахматова, усвоенной и проф. Л. Нидерле, анты под нажимом авар и хазар отступили во внутрь России на Дон и Оку, в район, где в Х-ХII вв. сидело сильное славянское племя вятичей.

  Так представляла себе исторические судьбы антов старая наука, исходившая из представления об антах как иб одном командном племени, игравшем господствующую роль в ряду соседних восточнославянских племён. Мы же рассматриваем антов этнографически как целый комплекс восточно-славянских племён, конкретный племенной состав которого обрисовался несколько позже, предположительно с VIII в., в том виде, как о нём говорит киевский летописец. Этот комплекс племён целиком или частично входил в антский военно-демократический союз племён, имевший во главе мощную военно-дружинную организацию, возглавлявшуюся вождём, вроде уже известного нам Божа, погибшего в 376 г., или Межамира, убитого аварами в 558 г., или, наконец, Маджака, упоминаемого арабским историком Масуди, убитого византийскими войсками на Дунае в 593 г.