О русско-половецкой войне 1183-1185 гг.
Из Лаврентьевской летописи

  В год 66931 (1183). В то лето вложил Бог мысль в сердце князьям русским — ходили все князья русские на половцев: Святослав Всеволодович, Рюрик Ростиславич, Владимир Глебович, Глеб Святославич, Глеб Юрьевич Туровский, Мстислав Романович, Изяслав Давыдович, Всеволод Мстиславич и Галичская помощь, и Владимирская, и Лучская. И, объединившись, пошли на половцев; и перешли реку Угол, и пять дней их искали. Владимир же Глебович, внук Юрия, ехал впереди в сторожевом полку с переяславцами, и берендеев было с ним две тысячи сто.

  Половцы же, услышав, что русь пришла на них, рады были, уповая на силу свою, и говорили: «Бог предал князей русских с полками их в руки наши». И устремились в бой, не ведая реченного: «Ни мужество, ни хитрость не помогут, если Бог воспротивится». Пошли они против Владимира с кличем, словно пожрать его хотели. Владимир же с помощью Бога и Святой Богородицы, укрепляем молитвой деда своего и отца своего, пошел против них, отпросившись у Святослава, сказав тому: «Волость моя разорена половцами, пусти меня, отец Святослав, с полком сторожевым вперед». А князья русские не поспели за Владимиром. Половцы же, увидев полк Владимира, храбро на них идущий, побежали, гонимые гневом Божьим и Святой Богородицы. А наши их погнали, и рубили, и семь тысяч полонили, одних князей половецких было четыреста семнадцать, и схватили Кобяка, Осолука, Барака, Тарга, Данилу, Башкорта, Тарсука, Изу, Глеба Тириевича, Ексна, Алака и Толгыя, тестя Давыдова, с сыном, Тетия с сыном, Кобякова тестя Турундая. И помогли Бог со Святой Богородицей Владимиру месяца июля в тридцать первый день, в понедельник, на память святого Евдокима Нового.

  Даровал Господь спасенье великое князьям нашим и воинам их, и победу над врагами нашими. Побеждены были иноплеменники куманы, называемые половцами. И сказал Владимир: «В сей день, данный нам Господом, возрадуемся и возвеселимся, ибо Господь избавил нас от врагов наших и поверг врагов наших под ноги наши, и сокрушил головы змиевы». И была радость великая: дружина ополонилась, и повели колодников, оружие добыли и коней, и возвратились домой, славя Бога и Святую Богородицу, скорую помощницу роду христианскому.

  В год 6694 (1185). Месяца мая в первый день, на память святого пророка Иеремии, в среду, под вечер было знаменье в солнце, и стало так темно, что людям можно было звезды увидеть, и в глазах зелено было, и солнце как бы в месяц превратилось, а из рогов его словно уголья горящие исходили.

  Страшно видеть людям знамение Божие. < ... >

  В том же году задумали Ольговы внуки пойти на половцев, поскольку не ходили в прошлом году со всеми князьями, но теперь сами по себе пошли, говоря: «Разве не князья себе? Пойдем так же и добудем себе хвалу!» И встретились у Переяславля2 Игорь с двумя сыновьями из Новгорода-Северского, брат его Всеволод из Трубчевска, Святослав Ольгович из Рыльска и черниговская помощь. И вошли в землю их. Половцы же, услышав о том, пошли, говоря: «Братия и отцы наши перебиты, иные же в плену, а теперь вот и на нас идут». Послали весть по всей земле своей, а сами вышли навстречу и дожидались войск своих. А наши шли к кочевьям их. Половцы же не подпустили к вежам, а встретили, не дожидаясь подкрепления и сошлись в битве. И побеждены были половцы, и гнали их до веж, и взяли много пленных — жен и детей, и стояли три дня на вежах, веселясь и говоря: «Братия наши ходили со Святославом, великим князем, и бились у Переяславля, когда половцы сами к ним пришли, а в землю Половецкую пойти не посмели. А мы в самой земле их избили их, и жен полонили, и дети их у нас. А теперь пойдем за ними за Дон и перебьем их всех. Если и тут победим, пойдем за ними и в Лукоморье, куда и деды наши не хаживали, а славу и честь всю себе возьмем»3.

  Но не ведали Божьего промысла.

  А остатки битых тех бежали к войскам своим, куда прежде весть посылали, и поведали им о погибели своей. Те же, услыхав, пришли к ним, и за другими послали. И сошлись стрельцы, и перестреливались три дня, а в копий не преломляли, ожидая подкрепления. А к воде не давали им [русским ] подойти.

  И подошло к ним [половцам] все их огромное войско. Наши же, увидев их, ужаснулись и похвальбу свою забыли, ибо не ведали сказанного пророком: «Вотще и мудрость, и мужество, и хитрость, если Бог противится». От жажды и кони, и сами изнемогли. По зною и в отчаянье немногие пробились наконец к воде, а то ведь три дня их к воде не подпускали4. Видя то, устремились на них враги и к воде прижали.

  И крепко бились, и лютая была битва.

  Меняли коней своих, а у наших кони изнемогли. И были побеждены наши гневом Божьим. Князей всех полонили, а бояр, и вельмож, и всю дружину перебили, а которые в плен попали, те ранены. И возвратились половцы с великой победой, а о наших по грехам нашим не было кому и весть принести.

  Где радость была — теперь стенанье и плач повсюду. Исайя же пророк говорит: «Господи, в печали вспомнил тебя...»

  И проходил мимо купец, и половцы велели ему передать [русским]: «Приходите за своими братьями, или мы к вам придем за своими». Князья же возопили, слыша о таком несчастии с братьями и боярами их, и повсюду стояли плач и стенания: у одних братья, у других отцы или близкие погибли, или в плен попали. А князь Святослав послал к сыновьям своим и ко всем князьям. И собрались у него в Киеве, и выступили к Каневу. А половцы, узнав, что идет на них вся земля Русская, бежали за Дон. Святослав же, услышав о том, возвратился со всеми князьями к Киеву, и разошлись по землям своим.

  А половцы, узнав, что они отошли, напали вдруг на Переяславль, и взяли все города по Суле, и бились весь день у Переяславля. Владимир же Глебович, видя, что берут острог, выехал из города с малой дружиной и напал на них, и бился крепко. И обступили князя враги. И узрели горожане, что изнемогают свои, и ринулись из города, и бились, и едва отняли князя, пронзенного тремя копьями. И из дружины многие погибли. А оставшиеся вбежали в город, и затворились. Половцы же с большим полоном возвратились к кочевьям своим.

  Вскоре ускакал князь Игорь от половцев, ибо не оставит Господь праведника в руках грешников. Устремлены очи Господни на боящихся Его, а слух — к молитвам их. Гнались за Игорем, и не догнали. Так Саул гнался за Давидом, но Бог его избавил, так и Игоря избавил Бог от рук поганых. А остальных строго держали и стерегли, оковав и подвергая мучениям5.

перевод Наталии Введенской и Андрея Чернова



КОММЕНТАРИИ

1 В Лаврентьевской летописи даты сдвинуты на один год.

2 Речь идет не о самом городе Переяславле, а о восточных границах Переяславского княжества.

3 Тот же мотив в «Слове»: «прошлую славу сами похитим, а грядущую сами поделим».

4 Из этого мотива трехдневной битвы и трехдневной жажды, очевидно, и возник не подтверждающийся текстом Ипатьевской летописи рассказ о трехдневном веселье на захваченных половецких вежах.

5 Переводы Ипатьевского списка Ипатьевской летописи и Лавреньевской летописи сделаны с учетом перевода О. В. Творогова (Летописные повести о походе князя Игоря / Подготовка текста, перевод и комментарии О.В. Творогова // Библиотека литературы Древней Руси. СПб., 1997. Т. 4: XII век. С. 230-253).