Стурла Тордарсон. Сага о Хаконе Хаконарсоне

1 Речь идет о лете 1222 г., ибо выше в тексте саги говорится о том, что начался рассказ о пятой зиме правления конунга Хакона.

2 Торговля скандинавов с бьярмами нашла отражение в целом ряде королевских саг и саг о древних временах. Подробнее см.: Джаксон 1988б.

3 За несколько лет до этого — т.е. в конце 1210-х годов.

4 Имея даже смутное представление о карте Восточной Европы, можно понять, что указанные в саге направления движения Эймунда никак не соответствуют реальным: из Бьярмаланда (с Белого моря) он едет на восток в Суздальское княжество, оттуда на восток в Новгородское княжество, а оттуда по восточному пути к морю и до Иерусалима. Перед нами яркий пример, иллюстрирующий специфику древнескандинавских пространственных представлений. Подробнее см.: Джаксон 1994б.

5 Судрдаларики (Suðrdalaríki). — Топоним не является обозначением города Суздаля: сама его модель (X-ríki) указывает на то, что речь здесь идет не о городе, а о государственном образовании — Суздальском княжестве. Подробнее см.: Джаксон 1985. С. 214-221.

6 В саге находит отражение факт знакомства скандинавов с путем из Беломорья в центральные русские земли.

7 На том основании, что норвежец Эгмунд получает известие о расправе бьярмов над его товарищами, находясь в Суздальской земле, И. П. Шаскольский (1970. С. 46) делает вывод, что «русское население и русская администрация в Поморье знали о приездах норвежцев и об их контактах с местными жителями и сообщали об этом в центр страны». Отсюда можно заключить, что поездки такого рода не были единичными.

8 Если Хольмгард (Hólmgarðr) — Новгород, то Хольмгардар (Hólmgarðar) — Новгородское княжество. В формах множественного числа от названий древнерусских городов (Hólmgarðar, Kœnugarðar, Súrdalar) следует видеть обозначения не городов, а княжеств, столицами каковых они являлись. На это справедливо указывала Э. Метцентин (Metzenthin 1941. S. 61-62).

9 Йорсалир — Иерусалим.

10 О богатствах Бьярмаланда речь идет в большом числе саг. Вероятно, основой подобных утверждений служило реальное богатство Русского Севера мехами.

11 О последних поездках в Бьярмаланд и о забвении его скандинавами см.: Тиандер 1906. С. 433-441. Э. Булл считал, что это было следствием того, что с XII в. Беломорье контролировалось по преимуществу Великим Новгородом, экспортировавшим оттуда меха через Балтийское море (Bull 1931. S. 270). Аналогично И.П. Шаскольский (1970. С. 46) полагал, что, скорее всего, причиной прекращения плаваний скандинавов в Бьярмаланд «было растущее освоение Поморья русскими».

12 Речь идет о XXXV зиме правления Хакона, или о 1251 г. по хронологии саги.

13 Конунг Александр — Александр Ярославич Невский (30.05.1220 — 14.11.1263), князь новгородский с 1236 г., великий князь владимирский с 1252 г.

14 Микъяла, возглавлявшего русское посольство, отождествляли с Михаилом Федоровичем из Ладоги, ставшим позднее (в 1257-1268 гг.) новгородским посадником; с боярином Мишей, предком новгородских феодалов Мишиничей, одной из самых заметных фигур в Новгороде в конце 20-х — середине 50-х годов XIII в.; с новгородским посадником Михаилом Степановичем, получившим посадничество в конце 1255 или начале 1256 г. и убитом «на зиму» 1257 г.

15 Рыцарь (riddari). — Исходное значение слова — «всадник». Как титул riddari введен в Норвегии позднее, чем была написана «Сага о Хаконе Хаконарсоне», — в 1277 г. (Cleasby, Gudbrandr Vigfusson 1957. P. 497). Использованный сагой термин указывает на то, что путь русского посольства в Норвегию лежал по суше.

16 Т.е. в Финнмарке.

17 Восточные кирьялы. — Термин не встречается нигде более в источниках. Он позволяет думать, что норвежцы имели представление о каких-то подразделениях карельского племени. Вероятно, под «восточными кирьялами» следует понимать приладожскую корелу, представители которой совершали торговые, военные и промысловые экспедиции на север и северо-запад со своей коренной территории.

18 Кристин, дочь конунга Хакона (Kristín Hákonardóttir). — Из саги известно, что она родилась на 17-м году правления конунга Хакона, т.е. в 1234 г. В 1258 г. выдана замуж за будущего архиепископа Севильи Филиппа. Умерла Кристин в Испании, как следует из анналов, в 1262 г.

19 Князь Александр Ярославич проводил активную внешнюю политику, и в описанном сагой сватовстве можно усмотреть один из шагов князя на пути к укреплению (среди прочего, и путем династических браков) русских границ с владениями Швеции, Дании и Норвегии, что обеспечивало бы безопасность Новгородской Руси на северо-западе (см.: Шаскольский 1945; Пашуто 1974; Джаксон 2000а. С. 207-216).

20 Василий Александрович впервые упомянут в источниках при описании событий 1253 г. (НПЛ. С. 80). В 1256 г. Василий получил из рук отца новгородский стол (ПСРЛ. Т. I. Стб. 474; НПЛ. С. 81). и стал владетельным князем.

21 Т.е. путь их шел через Берген, а значит, вокруг Скандинавского полуострова и далее Восточным путем через Балтийское море в Хольмгард (Новгород).

22 Плавания из Норвегии, как следует из «Королевского зерцала», начинались не ранее второй декады апреля. Путь из Тронхейма в Новгород протяженностью ок. 4 тыс. км мог занять, с учетом навигационных особенностей того времени, до трех месяцев (Славяне и скандинавы. С. 95-98).

23 И.П. Шаскольский (1945) полагал, что в 1251 г., как он датировал известие «Саги о Хаконе Хаконарсоне», был заключен первый русско-норвежский договор. Частью этого договора он посчитал некий документ, названный им «Разграничительной грамотой», сохранившийся в трех списках XIV-XVII вв. Наиболее распространено мнение, что он представляет собой дополнение к русско-норвежскому договору 1326 г. Дж. Линд подверг обстоятельному анализу аргументацию И.П. Шаскольского и показал, что государственная граница между территориями русского и норвежского оседлого населения была установлена не в 1251 и даже не в 1326 г., а ровно на пять веков позднее — в 1826 г. (Линд 1997; см. также: Джаксон 1997).

24 Пригили татары на государство конунга Хольмгардов. — На основании этой ремарки саги большинство исследователей полагает, что в рассматриваемом фрагменте речь идет о 1252 г. Однако в этом году Неврюй приходил не на владения Александра, а на владения его братьев Андрея и Ярослава. Новгород от татар не пострадал, и даже современная событиям новгородская летопись не отметила прихода на Русь «неврюевой рати». Единственным годом, события которого, описанные в русских источниках, находят соответствие в этом рассказе саги, является 1257. Подробнее см.: Джаксон, Кучкин 1998.

25 Причин, по которым брак не был заключен, в литературе выдвигается три: 1) Александру было не до сватовства из-за татар (что, собственно, и утверждает сага), 2) Александр сам отказался, ибо мирный договор был подписан и без заключения брака, 3) Хакон отказал Александру, не желая выдавать дочь за данника монголов (что ни в коей мере не соответствует источнику). При отнесении описываемых сагой событий к 1257 г. выясняется причина расстройства сватовства русского княжича к норвежской принцессе. При появлении татар Василий выступил против своего отца, бежал во Псков, и Александр Невский вынужден был силой вывести сына из Пскова, отправить в Суздальскую землю и жестоко покарать окружение княжича. Естественно, в таких обстоятельствах никакой речи о браке Василия и Кристин быть уже не могло (см.: Джаксон, Кучкин 1998).

26 Известие о сборе норвежским конунгом Хаконом и шведским ярлом Биргиром объединенных сил против датского конунга относится к XXXVI году правления конунга Хакона, т.е. к 1253 г. по хронологии саги.

27 Ярл Биргир — правитель Швеции с 1248 по 1266 г.

28 Конунг Андрее из Сурсдалир (Andrés, konungr af Súrsdölum) — русский князь Андрей Ярославич. Суздальским князем Андрей был с 1256 г. до своей смерти в 1264 (или 1265) г. В Швецию он бежал после того, как три года (с 1249 по 1252 г.) был великим князем владимирским. Вероятно, информация о Северо-Восточной Руси поступала в Норвегию через Новгород — ведь именно Новгородская I летопись, а за ней и Московский летописный свод конца XV в. сообщают, что в 1252 г. татары пришли на князя Андрея «на Суздалкую землю» (НПЛ. С. 304; см. также: ПСРЛ. Т. XXV. С. 141).

29 Из летописей известно, что в 1249 г. Андрей и его брат Александр вернулись из Орды, где Андрей был признан великим князем владимирским; в 1252 г. Александр отправился в Сарай, и Батый признал великим князем его, Андрей же отказался «цесаремъ служите» и «здума … с своими бояры бегати» (ПСРЛ. Т. 1. Вып. 3. Стб. 524), и через Переяславль, Новгород, Псков, Колывань (Ревель) бежал от рати Неврюя «за море во Свеискую землю» (ПСРЛ. Т. XXV. С. 141-142).

Также может быть интересно:  Сага о сыновьях Магнуса
Оцените статью