Песнь об Анноне, архиепископе Кёльнском

1 Германского короля Генриха IV.

2 По прямому смыслу текста, эти сведения о международных контактах кёльнского архиепископа должны относиться ко времени его регентства в первой половине 1060-х гг. Никаких других данных не только о связях Руси с Кёльном, но и вообще о каких бы то ни было русско-немецких отношениях той поры, помимо «Песни об Анноне», нет. Лакуна в информации о политических контактах Руси и Германии, которая приходится на 50-60-е гг. XI в., особенно выразительна в сравнении с довольно многочисленными свидетельствами 1040-х и 1070-х гг. (Назаренко 20026. С. 282-283). Комментируемое известие имеет и источниковедческий аспект. Дело в том, что у него есть параллель в «Житии Аннона» (1104/5 г.), где также говорится о посольствах, но только из Англии, Дании и Греции. Если аналогичные данные читались уже в древнейшем (сохранившемся только в отрывках) «Житии Аннона» (1080/5 г.), то различие в перечне посольств рождает сомнения в исторической достоверности сообщения «Песни» (Knab 1962. S. 21-25). Вместе с тем, использование древнейшего «Жития» автором «Песни» не столь уж вероятно — хотя бы потому, что последняя, похоже, все-таки несколько старше первого. Но пусть даже сведения об иностранных посольствах к Аннону составляли часть какой-то первоначальной житийной традиции об этом кёльнском предстоятеле, в равной мере отразившейся в «Житии» и «Песни»: добавление «Песни» сравнительно с «Житием» не ограничивается упоминанием о Руси, включая также и Фландрию. Графство Фландрия выглядит в ряду настоящих «королевств» несколько странно, и уже одно это указывает на то, что автор «Песни» должен был иметь в виду какие-то реальные обстоятельства, которые и стали причиной вставки. Такие обстоятельства очевидны. В 1049 г. фландрский граф Балдуин V захватил имперское графство Хеннегау, вследствие чего оказался в конфликте с германским императором Генрихом III до конца жизни последнего (1056 г.), и только во время регентства императрицы Агнесы, матери Генриха IV, его приобретение было признано. Это предполагает дипломатические сношения между фландрским графом и регентским советом при юном Генрихе IV во второй половине 1050-х — начале 1060-х гг. (Заметим к слову, что Балдуин V был после смерти в 1060 г. французского короля Генриха I официальным опекуном малолетнего короля Филиппа I, сына Анны Ярославны). Такое заключение, в свою очередь, подкрепляло бы известие «Песни» о контактах Руси и Кёльна при Анноне.

Форма имени с.-в.-н. Riuzin- отражает умлаут долгого и, вследствие чего, после произошедшей в XII в. дифтонгизации узких долгих (см. № 46, примеч. 46), возникла форма, которая дожила уже до новейшего времени — Reussen, сохранившаяся, например, в официальной немецкоязычной титулатуре российских императоров: «Kaiser aller Reussen» («император всероссийский»).

Также может быть интересно:  Хельмольд из Бозау. Славянская хроника
Оцените статью