Венгерский хроникальный свод

1 Как и Шимон Кезаи, составитель «Свода» придерживается историографической схемы о тождестве венгров и гуннов и, тем самым, о двух пришествиях венгров-гуннов в Паннонию; именно история второго поселения венгров на Дунае и названа в «Будской хронике» «второй хроникой венгров».

2 В этой фантастической (см. № 62, примеч. 1) датировке «Будской хроники» к тому же пропущено указание на место, где правил неслыханный «Антонин Суровый».

3 См. № 1, примеч. 1.

4 Эта годовая дата, вполне вероятно, находится под влиянием датировки переселения венгров на Дунай, которая дается в «Хронике» Регинона (см. № 62, примеч. 3).

5 Происхождение столь несообразной хронологии понять трудно; редактор «Лицевой хроники» не только грешит против истории, но и вступает в противоречие с собственной датировкой (понятно, вымышленной) смерти Аттилы, которую выше, в главе 24, он отнес к 445 г.

6 Надо ли говорить, что эти хронологические указания никоим образом не соответствуют ни друг другу (византийский император Константин III правил в середине VII, а папа Захария святительствовал в середине VIII столетия), ни времени переселения венгров в Подунавье (конец IX в.).

7 См. № 62, примеч. 4-5.

8 «Суздаль» в венгерской исторической традиции представляет собой не город, а землю, через которую проходят мадьяры в ходе своего переселения из «Скифии», и является единственным (за исключением Киева) древнерусским топонимом в венгерском переселенческом предании. Видимо, это объясняется венгерско-суздальскими связями середины XII — первой половины XIII в., имевшими, кроме прочего, еще и историко-этнографический аспект. Венгры сохраняли память о заволжской прародине — «древней Венгрии», «Великой Венгрии» — и стремились установить контакты с ней. Донесения о «Великой Венгрии» («Hungaria Maior»), оставленные венгерскими доминиканцами Рикардом и Юлианом, которые совершили путешествия в Поволжье во второй половине 1230-х гг., изобилуют владимиро-суздальскими реалиями (Аннинский 1940. С. 77-90, 95-108 [латинский текст и русский перевод]; содержательно эти памятники относятся по преимуществу уже к кругу повествующих о монголо-татарах и потому не учитываются в Хрестоматии). О происхождении венгров из областей близ «реки Этиль» (Волги) и «Руси, что зовется Суздаль (Sususdal)», пишется и в «Деяниях венгров» так называемого Венгерского Анонима (рубеж XII-XIII вв.) (Anon. Gesta Hung. 7. P. 41-42).

9 См. № 62, примеч. 6.

10 См. № 62, примеч. 10.

11 Семиградье — Трансильвания. Таким образом, маршрут венгров в «Своде» отличается от представленного Шимоном Кезаи, согласно которому венгры переходят Карпаты много севернее, в районе верховьев Тисы.

12 Германский король Генрих III; в 1044 г., о котором идет речь, он еще не был императором.

13 См. № 62, примеч. 19.

14 Будущий венгерский король Бела I. Смысл и происхождение прозвища неясны.

15 Будущие венгерские короли Геза I и Ласло I.

16 См. ниже гл. 87.

17 См. № 62, примеч. 20.

18 Мф. 8, 20; Лк. 9, 58.

19 Печенегам: см. № 62, примеч. 21.

20 Сообщения о возвращении Эндре и Левенте на Русь у Шимона Кезаи нет, но оно выглядит вполне правдоподобно, учитывая последующий брак Эндре с дочерью киевского князя Ярослава Мудрого (см. ниже гл. 88 и примеч. 25). Если принять во внимание данные о русско-венгерском союзе при короле Шамуэле Абе ок. 1043 г. (см. № 44, примеч. 12), то вероятной датировкой приглашения венгерских принцев на Русь следует признать ок. 1045 г. — сразу после того, как в Киеве узнали о восстановлении в 1044 г. на венгерском троне короля Петера.

21 Чанад — город и епископская резиденция в восточной половине Венгрии, на реке Марош (ныне Ценад в Румынии): съезд оппозиционной Петеру знати собрался подальше от королевского двора, располагавшегося в Секешфехерваре (Стольном Белграде).

22 Об этой генеалогии и Ласло Лысом см. № 62, примеч. 17. Что за род Татун и какова его «знатность», неизвестно; смысл спора о знатности непонятен: ведь Васой и Ласло Лысый были родными братьями (видимо, поэтому и говорится о «неистинном браке» Васоя). Неясны также происхождение и степень достоверности известия о русской жене Ласло. У Шимона Кезаи этих данных нет, а составитель «Хроникального свода» выражается осторожно («говорят»); между тем, в науке они используются почти безоговорочно. Обычно жену Ласло Лысого ищут среди дочерей киевского князя Владимира Святого, причем употребляя и идущее от историографии раннего нового времени имя княжны — Премислава: Baumgarten 1927. Table I, N 17 (здесь в качестве мужа гипотетической Премиславы ошибочно указан венгерский король Ласло I); Пашуто 1968. С. 50, 419 (Табл. 1, № 4); и др.

23 Имеется в виду конфликт в следующем поколении Арпадовичей: между сыном Эндре I Шаламоном и сыновьями Белы I Гезой и Ласло.

24 Интересно, что в Тихани в XI в. фиксируются православные монахи, появление которых в науке связывают именно с русской женой Эндре I.

25 См. № 22, примеч. 79.

26 Будущий венгерский король Шаламон (Соломон).

27 См. примеч. 15.

28 В Сербии, в среднем течении реки Моравы (античный Наисс), тогда на территории Византийской империи.

29 Крепость на Дунае, несколько ниже Белграда.

30 Крепость и епископская резиденция в Восточной Венгрии. Бихар был одним из центров герцогства Гезы и Ласло.

31 В 1072 г., к которому относятся описываемые события, на Руси имело место троевластие сыновей киевского князя Ярослава Мудрого — Изяслава Киевского, Святослава Черниговского и Всеволода Преяславского, причем Изяслав находился в состоянии латентного конфликта с младшими братьями. Родственные узы связывали сыновей Белы I только с Изяславом Ярославичем, который, как и Бела, был женат на дочери польского короля Мешка II. Поэтому можно предполагать, что Ласло отправился именно в Киев к Изяславу.

32 Некий граф Вид действительно упоминается в венгерских грамотах 1050-1060-х гг.

33 На правом берегу Дуная, северо-восточнее Печа.

34 К югу от Сексарда.

35 В Сексарде; монастырь был основан королем Белой I.

36 Польским князем был тогда Болеслав II, так же как и сыновья Белы I, приходившийся внуком Мешку II. Болеслав II был союзником и киевского князя Изяслава Ярославича, который помог ему вернуться на Русь в 1069 г. (см. № 29, примеч. 36).

37 Лес Игфан располагался на левобережье Тисы, к северу от ее притока Мароша.

38 Понятно, почему Изяслав Ярославич не смог или не пожелал оказать помощь: в марте 1073 г. он оказался сам изгнан из Киева братьями Святославом и Всеволодом (см. № 20, примеч. 3; № 21, примеч. 33), а это значит, что во второй половине 1072 г. (к этому времени надо отнести поездку Ласло) он вряд ли мог быть расположен к военным предприятиям далеко за пределами Руси.

39 Речь идет о моравском князе Оте (Оттоне) I, родоначальнике оломоуцкой ветви Пржемысловичей; Ота был женат на дочери Белы I Евфимии.

40 Гора к северо-востоку от Будапешта.

41 Крепость на дунайском правобережье, близ границы с Баварской восточной маркой.

42 Т.е. Ярославна.

43 Ошибка, выдающая литературный характер рассказа: младший брат Шаламона Давид упоминается в одной из грамот короля Ласло I еще в 1091 г.

44 Граф Эрней представлен в рассказе «Свода» как благочестивый антагонист коварству графа Вида.

45 Юдита, сестра германского короля Генриха IV; в своем противостоянии с братьями Шаламон опирался на немецкую поддержку.

46 Пожонь — венгерское название Братиславы (Словакия входила тогда в состав Венгерского королевства). Шаламон сохранял Пожонь в своих руках в течение всего правления Гезы I.

47 В 1074 г.

48 Речь идет о печенегах, расселенных в качестве венгерских федератов на западной границе.

49 Генриха IV, который, однако, тогда еще не был императором.

50 Ок. 1085 г.

51 Т.е. после 1095 г., что маловероятно, так как ок. 1085 г. жена Шаламона вышла вторым браком за польского князя Владислава I (см. № 29, примеч. 46), т.е. была к этому времени уже вдовой.

52 На самой южной оконечности Истрийского полуострова, на севере Адриатики.

53 По крайней мере в отношении жены Шаламона это неверно, так как известно о ее втором браке (см. примеч. 51).

54 «Славонией» венгерский автор в данном случае именует Хорватию в целом, где венгерский король Ласло I находился в 1091 г.; с этого времени, после смерти в 1089 г. бездетного короля Дмитрия Звонимира, женатого на сестре Ласло Елене, Хорватия была соединена с Венгерским королевством личной унией, скрепленной официально в 1102 г.

Сведения о набеге хана Копулча на Венгрию и походе Ласло I на Русь есть только в «Лицевой хронике».

55 Левый приток Дуная к востоку от Тисы.

56 Этнонимом «куны» (Cuni/Kuni) венгерский хронист на этом участке текста пользуется для обозначения как печенегов (в гл. 136), так и половцев.

57 Со всей определенностью ответить на вопрос, кто из русских князей навел половцев на Венгрию, трудно. Общий анализ внутриполитической ситуации на Руси и международных связей в это время киевского князя Всеволода Ярославича, с одной стороны, и новгородского и туровского князя Святополка Изяславича — с другой (Назаренко 2001а. С. 554-556), позволяют думать, что Ласло I выступал союзником Святополка (они были свояками: сын Святополка Ярослав был женат на дочери Ласло). Известно, что в 1091 г. Ярослав Святополчич находился у тестя в Венгрии — вероятно, в поисках военной поддержки. В таком случае, половецкий набег на Венгрию в этом году мог быть инспирирован либо самим Всеволодом, либо его ставленником — волынским князем Давыдом Игоревичем. Именно против Давыда и мог быть направлен карательный поход Ласло I, состоявшийся, скорее всего, уже в следующем, 1092, году. Древнерусские источники о нем молчат.

58 В основных списках — graviter «важно, серьезно, с неудовольствием»; очевидно, ошибка писца вместо gratanter, присутствующего в ряде рукописей и представляющегося нам предпочтительным.

59 Этот поход на Польшу отразился и в польской историографии — у Анонима Галла (Gall. II, 4), но приурочен не к Кракову, а к Вроцлаву, где засел мятежный сын польского князя Владислава I Збигнев; таким образом, взятие Кракова является очевидно, домыслом венгерского хрониста. Поход состоялся уже в правление чешского князя Бржетислава II (который также был привлечен Владиславом I к войне против Збигнева), т.е., вероятнее всего, в 1093/4 г.

60 Чем были вызваны военные действия венгров против Чехии, непонятно. В «Чешской хронике» Козьмы Пражского эти события отражения не нашли.

61 Кальман и Альмош были родными братьями, сыновьями венгерского короля Гезы I. Главы 144-145 есть только в «Лицевой хронике».

62 Подробный рассказ об этом походе короля Кальмана и его сокрушительном поражении от половцев у Перемышля сохранился и в «Повести временных лет» (в составе так называемой «Повести об ослеплении Василька Теребовльского») (ПСРЛ 1. Стб. 270-271, 273; 2. Стб. 245-246, 248), из которого ясно, что события имели место в 1099 г., что венгров пригласил на подмогу киевский князь Святополк Изяславич, что с этой целью в Венгрию, как и в 1091 г. (см. выше примеч. 57), ездил Ярослав Святополчич и что поход был направлен против волынского князя Давыда Игоревича и Ростиславичей Володаря Перемышльского и Василька Теребовльского, на владения которых претендовал Святополк.

63 Ланка — вероятно, одна из форм (венгерская?) имени Анна или Елена. В латинском оригинале во всех списках налицо пропуск: несомненно, утрачено слово, определявшее родственные отношения между Ланкой и Кальманом. А. Домановски, издатель и комментатор «Хроникального свода», высказал странную догадку, что пропущено vidua «вдова» (Chron. Hung. сотр. Р. 424, nota*); в результате фраза приобретает гротескный смысл загробной беседы короля с собственной вдовой. Кем была эта «русская княгиня», остается загадкой. Ясно одно — она была в родстве с Кальманом, почему, собственно, и рассчитывала повлиять на короля в личной беседе. Теоретически речь может идти, например, о жене Давыда Игоревича (согласно летописи, она пребывала в Перемышле, пока Давыд искал помощи у половцев) или Володаря Ростиславича. В таком случае пропущенным оказывалось бы слово soror «сестра». Действительно, ранее Давыд искал помощи в Польше, у Владислава I, и это наводит на мысль, что он мог быть женат на польской княжне, которая, по хронологическим соображениям, приходилась бы Кальману, по меньшей мере, четвероюродной сестрой (через его прабабку — дочь польского короля Мешка II). О жене Володаря ничего не известно, но если она была венгеркой, то искать ее следовало бы, прежде всего, среди дочерей Гезы I и его брата Ласло I. В таком случае Ланка являлялась бы двоюродной или даже родной сестрой Кальмана (впрочем, такое предположение выглядит не слишком вероятным). Существует также гипотеза, что Ланка — это мать Ростиславичей и что, таким образом, Ростислав Владимирович, кончивший свои дни на тмутороканском столе, был женат на венгерке, очевидно, дочери короля Белы I (Баумгартен 1908. С. 4-5; Baumgarten 1927. Table III, N 1). Если так, то на месте лакуны должно бы читаться amita «тетка» или подобное.

64 Так в латинском оригинале («cum precibus»), хотя и непонятно, почему на помощь надо приходить «с мольбами».

65 В «Повести временных лет» половецкий хан носит имя Боняк. Ближе к истине, надо полагать, древнерусская летопись, так как в Mircodes угадывается тюрк. mir «князь»; тем самым, в рассказе венгерского хрониста, возможно, вместо имени собственного присутствует какое-то искажение титула.

66 О сокрушительном поражении венгров говорится и в летописном рассказе.

67 По другим источникам не известен. Родовое имя Almas (или Almasi) не следует смешивать с именем «Альмош», которое всегда пишется Almus.

68 Каких именно кафедр, неизвестно; на рубеже XI-XII вв. в Венгрии насчитывалось десять епископий. Об участии в походе двух епископов знает и «Повесть временных лет», но среди погибших именует только «пискупа Купана».

69 Ни Матфей, ни Петр по другим источникам не известны.

70 Упоминается в качестве «дворского графа» («comes curialis regis»), т.е. пфальцграфа, в одной из грамот короля Ласло I.

71 Хронист не отличается ни красноречием, ни даже грамматической правильностью речи, что составитель и постарался посильно передать в переводе.

72 Текст страдает двусмысленностью, так что неясно, родился ли в 1101 г. только Иштван (будущий король Иштван II) или Иштван и Ласло (умерший в отрочестве) вместе, т.е. речь идет о близнецах? Указание на дату рождения — факт в «Своде» исключительный, поэтому вероятнее выглядит вторая из двух возможностей.

Все дальнейшее, до конца фрагмента 4 (кроме кратких глав 152-153), имеется только в «Лицевой хронике».

73 На далматинском побережье.

74 Вместо имени епископа в тексте пропуск (ср. выше примеч. 63). Очевидно, имелся в виду задарский епископ Донат (начало IX в.), местночтимый святой.

75 Когда и в связи с чем? И почему намерение осталось втуне? Возможно, Кальманом двигало просто желание отомстить за разгром в 1099 г., но конфликт с герцогом Альмошем помешал ему. Но возможно соотнести это хронологически достаточно неопределенное известие венгерского «Хроникального свода» с сообщением «Поучения» Владимира Мономаха, согласно которому на 1102 г. Святополк Изяславич планировал новый поход против Ростиславичей (ПСРЛ 1. Стб. 247). Поход не состоялся — видимо, из-за нежелания Мономаха поддержать это предприятие (Назаренко 2009а. С. 100-101. Примеч. 35), но вполне естественно было бы, если бы Святополк, как и в 1099 г., снова просил о помощи венгерского короля.

76 На Дунае, в Баварии.

77 На Дунае, к югу от Эстергома.

78 Генриха V, который однажды, в 1108 г., уже оказывал — впрочем, безуспешно — военную поддержку Альмошу.

79 По всей вероятности, Ласло (см. выше примеч. 72).

80 Дочь переяславского князя Владимира Всеволодовича Мономаха Евфимию, о чем знает и «Повесть временных лет»: «Того же лета (в 1112 г.) ведоша Володимерьну Офимью в угры за короля» (ПСРЛ 2. Ст. 273). Этот брак, кроме желания короля иметь еще одного, запасного, наследника, имел, очевидно, и политическую цель: дело в том, что герцог Альмош с 1104 г. был женат на Передславе, дочери киевского князя Святополка Изяславича.

81 Мф. 19, 6 и др. Развернутое объяснение причин развода свидетельствует о том, что в венгерском обществе присутствовало мнение, будто король отослал вторую жену именно «вследствие необузданности и безрассудства». Этой версии придерживалась та часть венгерской знати, которая поддерживала претензии сына Евфимии Бориса (см. ниже фрагмент 6) на венгерский престол.

82 Действительно, Евфимия Владимировна умерла на Руси в 1138 г.

83 О неоднократных попытках Бориса добиться венгерского престола см. ниже фрагмент 6. Борис — имя, которое сын Евфимии получил на Руси, но засвидетельствовано также его венгерское династическое имя — Коломан (Кальман). Борис был женат на родственнице византийского императора Иоанна II (Византия, в силу почти постоянного конфликта с Венгрией, поддержала Бориса), от которой имел сына — также Коломана. Такая настойчивость в имянаречении подчеркивает желание Бориса выглядеть законным преемником короля Кальмана.

84 Будущим венгерским королем Белой II Слепцом.

85 Ктиторею Альмоша.

86 Будущему королю Иштвану II.

87 Грамматическая несогласованность присутствует в латинском оригинале. Что за «обида» имеется в виду, неясно. Быть может, в Киеве Бориса официально провозгласили сыном Кальмана? Или Владимир Мономах пытался как-то отомстить за обиду дочери?

88 Предваряя сообщение о смерти Кальмана, хронист снова возвращается к обстоятельствам его восшествия на престол, излагая предание, которое противоречит тому, что говорилось в самой «Лицевой хронике» выше. В гл. 140 рассказано о том, что король Ласло I в конце жизни, прозревая в племяннике Кальмане причину грядущих кровопролитий, хотел постричь его в монахи и сделать епископом — но не в Вараде (более позднее название Бихарской епископии: см. примеч. 30), а в Эгере (епископия обнимала часть среднего и верхнее течение Тисы).

89 В современной историографии принята другая датировка — 1116 г.

90 Дочь Роберта Гвискара (который был не «королем», а герцогом Апулии и Калабрии) вряд ли могла быть женой Иштвана II по хронологическим соображениям.

91 В латинском оригинале во всех списках — «немецкий герцог» («dux Teutonicorum»), но из дальнейшего с несомненностью видно, что это зрительная ошибка вместо «dux Ruten(ic)orum».

92 Речь идет о волынском князе Ярославе Святополчиче, зяте венгерского короля Ласло I. Имя «Бесен» (или «Безен») применительно к Ярославу более в источниках нигде не встречается и смысл его неясен (как и прозвища Белы I «Бенин»: см. выше примеч. 14); можно лишь догадываться, что так Ярослав прозывался именно в Венгрии.

93 В 1117 г. между Ярославом и киевским князем Владимиром Всеволодовичем Мономахом вспыхнул конфликт, вызванный тем, что, как выяснилось, Владимир вознамерился по своему завещанию передать киевский стол своему старшему сыну Мстиславу; между тем, по династическим понятиям того времени наследником был именно Ярослав — в качестве генеалогически старейшего в поколении правнуков Ярослава Мудрого. Согласно киевской летописи, Ярослав Святополчич в 1118 г. действительно бежал в Венгрию, но уже через год перебрался в Польшу к Болеславу III. В 1123 г. в войсках, приведенных Ярославом, были и венгры. Владимир Мономах приходился Ярославу Святополчичу не братом, а двоюродным дядей. Недоразумение могло возникнуть из-за того, что на волынском столе Ярослава сменил сначала Роман, а потом Андрей Владимировичи (оба были троюродными братьями Ярослава): именно против Андрея пришлось сражаться Ярославу и его союзникам в 1123 г.

94 См. примеч. 87.

95 Владимир, стольный город Волынской волости.

96 Сходное, хотя и отличное в частностях, описание гибели Ярослава есть и в «Ипатьевской летописи» под 1123 г.: князя, ездившего под стенами и препиравшегося с жителями Владимира, подстерегли, когда он спускался от города в лагерь (ПСРЛ 2. С. 287). Складывается впечатление, что венгерская традиция, как и летописный рассказ, опирается на свидетельства очевидцев. Летопись ничего не знает об участии в походе самого венгерского короля, тогда как рассказ «Лицевой хроники» по понятным причинам сосредоточен на венграх, ничего не говоря о поляках и чехах, которые, по летописи, также составляли часть войск Ярослава Святополчича; впрочем, участие поляков и венгров, похоже, не было значительным, потому что ни польская, ни чешская исторические традиции не сохранили памяти о событиях на Волыни 1123 г.

97 О родоначальнике этой фамилии, который пришел из Германии на службу в Венгрию еще во времена князя Гезы и короля Иштвана I, рассказывается в гл. 41 «Свода».

98 В польских источниках никаких данных о военном конфликте с Венгрией в 1125/6 г. нет.

99 Видимо, в ходе венгерско-византийской войны 1127-1129 гг., причиной которой стало покровительство, оказанное в Византии герцогу Альмошу.

100 Дочери сербского правителя (жупана) Уроша I.

101 Гл. 161 присутствует только в «Лицевой хронике».

102 Левиафан — в ряде ветхозаветных текстов гигантский морской змей, дракон; иногда представляется в качестве враждебного Богу могущественного существа, над которым Бог одерживает победу в начале времен. Поэтому в данном случае имя служит одним из прозваний диавола.

103 См. выше примеч. 83.

104 По другим — немецким, чешским — источникам доподлинно известно, что главным союзником Бориса был польский князь Болеслав III. Сложнее вопрос о том, кто из русских князей поддержал внука Мономахова в 1132 г. (именно к этому году относится описываемое ниже сражение). Вряд ли Болеслав III был бы столь активен, если бы не испытывал уверенности в том, что делает дело, угодное киевским князьям Мстиславу (умершему в апреле 1132 г.) и Ярополку Владимировичам. Находились ли в войске Бориса киевские полки или дело ограничилось подмогой волынского князя Андрея Владимировича, младшего брата Мстислава и Ярополка, остается только гадать.

105 Река Шайо (по-славянски — Солоная), правый приток Верхней Тисы, лежала на пути из Руси в Венгрию. К слову «местность» в латинском оригинале имеется невразумительное определение directus («in directo loco»), при переводе опущенное.

106 Мф. 25, 32.

107 Из рода Пазмань (см. примеч. 97).

108 Здесь в латинском тексте пропущено слово: «cum sedili scidit» («ударил для сидения»), но общий смысл ясен.

109 По другим источникам этот Мойнольт не известен.

110 Никто из названных лиц в других источниках не засвидетельствован.

111 Ок. 1173 г. упоминается граф Томас, сын Самсона, а через двадцать лет — сыновья графов Томаса и Турды. Отсюда можно сделать заключение, что запись о схватке Белы II и Бориса была сделана примерно в середине второй половины XII в.

112 Т.е. также у реки Шайо.

113 В главных списках — «к князю» («ad ducem»), но это — явное недоразумение ввиду нормального множественного числа в том же обороте чуть ниже. Об участии польского князя Болеслава III в походе известно по другим источникам; относительно русских князей никаких определенных сведений нет (см. выше примеч. 104).

114 Как известно, по крайней мере Болеслав III принимал участие в сражении. Да и странно было бы думать, что союзники Бориса были в неведении о контроверзах относительно его происхождения.

115 Пс. 77, 50 («conclusit in morte»; славянский текст дает другое чтение: «не охранил от смерти»).

116 Ср. примеч. 114; хронист, как нередко бывает, соединяет в своем рассказе противоречащие другу другу версии событий.

117 22 июля.

118 Главы 166-167 имеются только в «Лицевой хронике».

119 Германский король Конрад III, который никогда не был императором, хотя и считал себя таковым de facto.

120 Второй крестовый поход 1147 г.

121 Людовик VII.

122 Гезой II, сыном Белы II.

123 Людовик VII стал крестным отцом Иштвана (будущего короля Иштвана III), сына Гезы II от Евфросинии Мстиславны, сестры волынского и киевского князя Изяслава Мстиславича.

124 Здесь, как и в ряде других мест, в латинском оригинале какая-то погрешность текста: «reges Francorum» («короли Франции»), конечно же, не имеет смысла, и следовало бы читать «principes regis Francorum» или т.п. Перевод дан по смыслу.

125 После смерти Гезы II в 1162 г. они выступили против сына Гезы Иштвана III в качестве антикоролей Ласло II и Иштвана IV.

126 Речь идет о походе 1152 г. на помощь шурину Гезы II киевскому князю Изяславу Мстиславичу против галицкого князя Владимирка Володаревича; эти события с большими подробностями описаны в «Ипатьевской летописи» (ПСРЛ 2. Стб. 446—454). Тем самым, предприятие было направлено не «против владимирского князя», а наоборот, в его поддержку — ведь Волынью продолжал владеть Изяслав.

127 Тестем Гезы II был действительно киевский князь Мстислав Владимирович Великий (венгерский король был женат на Мстиславне Евфросинии). Но Мстислав умер еще в 1132 г., да и сам брак Гезы II с Евфросинией был заключен много позже смерти Мстислава — ок. 1145/6 г. «Обида» была нанесена не покойному Мстиславу, а его сыну — киевскому князю Изяславу в лице Изяславича Мстислава (см. следующее примеч.).

128 В 1151 г., в то время, как Изяслав Мстиславич отбивал от Киева войска ростово-суздальского князя Юрия Владимировича Долгорукого, сын Изяслава Мстислав двигался из Венгрии с подмогой, выделенной Гезой II. Но у западных рубежей Киевской земли она была истреблена галицким князем Владимирком Володаревичем, союзником Юрия. В «Ипатьевской летописи» находим весьма колоритный рассказ о том, как венгры, «пьяни яки мертви», оказались перебиты галичанами, а Мстислав Изяславич едва «утече у Луческ» (ПСРЛ 2. Стб. 441-442). Хотя в летописи нет данных о том, что в войске Владимирка были половцы, это уточнение венгерского источника выглядит вполне правдоподобным.

129 Это известие есть только в «Будской хронике». Об Арпаде никаких сведений не сохранилось; Геза был, видимо, младше Иштвана III и Белы III и был женат на некоей византийской принцессе.

130 В науке годом смерти Гезы II принято считать 1162.

131 Венгерский король Эндре II, сын Белы III.

132 В 1217 г.

133 Вскоре после своей ранней кончины (в 1231 г.) причисленную к лику святых; Елизавета Тюрингенская (названная так по мужу: см. следующее примеч.) до сих пор остается одной из наиболее почитаемых святых в Западной церкви.

134 Будущий тюрингенский ландграф Людвиг IV был обручен с Елизаветой в 1211 г., а в 1221 г., когда невеста подросла, состоялось бракосочетание. Людвиг IV, как и его дядя ландграф Людвиг III (см. № 60, примеч. 48), умер в крестовом походе, хотя и до прибытия в Святую Землю, в 1227 г.

135 14 октября 1235 г.

136 Дневные датировки в средневековье часто давались по литургическому (богослужебному) календарю, где каждому дню усвоено свое песнопение.

137 Секешфехервар по-венгерски значит «стольный Белград», поэтому латинским названием города было просто Alba (civitas) «Белый (город)». Церковь св. Петра в Секешфехерваре не была кафедральной.

138 В прошлом, в 1214/5—1221 гг. (с небольшим перерывом), — король галицкий.

139 Даниил Романович, тогда бывший князем владимиро-волынским, вел борьбу за возвращение Галича, которым владел его отец галицко-волынский князь Роман Мстиславич, и откуда Даниил с матерью и младшим братом Васильком был изгнан еще в детстве, сразу после смерти в 1205 г. отца. В первой половине 1230-х гг. Даниил Романович дважды на некоторое время занимал Галич в борьбе с венграми. Однако вмешавшись во внутрирусское противоборство между киевским князем Владимиром Рюриковичем и черниговским князем Михаилом Всеволодовичем на стороне первого, Даниил в 1235 г. был вынужден уступить Галич уже не венграм, а Михаилу Всеволодовичу, который посадил там сына Ростислава. Несомненно, своим визитом к новому венгерскому королю Беле IV Даниил надеялся изменить политику Венгрии в отношении Галича. Ведение под уздцы коня сюзерена, т.е. исполнение роли стремянного, — один из употребительных в средневековье обрядов, отражавших вассальную зависимость высокого ранга. Признавая свою формальную зависимость от венгерского короля, Волынский князь стремился получить помощь сюзерена в отвоевании Галича. Эти расчеты не оправдались, и Бела IV продолжал поддерживать Ростислава Михайловича. Только зимой 1238-1239 гг. Даниилу удалось овладеть Галичем, а Ростислав бежал к Беле IV, где вскоре женился на его дочери Анне.

Читать:  Регинон Прюмский. Хроника
Оцените статью
( Пока оценок нет )
История России