От Куликовской битвы до освобождения от Ордынского ига (1380-1480 гг.)

  Несмотря на все потрясения и передряги, Московское великое княжество вышло из испытаний второй четверти XV в. окрепшим, а вторая половина того же столетия стала временем окончательного решения проблем, вставших перед Русью в эпоху великой победы на Куликовом поле1.

  Вскоре после окончания феодальной войны правительство Василия II ликвидирует Можайский удел (1454 г.), затем Серпуховско-Боровский (1456 г.). Правитель единственного оставшегося удела — Верейско-Белозерского — князь Михаил Андреевич полностью подчинялся Василию II и его преемнику Ивану III. Но с вокняжением последнего появляются (по завещанию Василия Темного) новые уделы — Юрия Васильевича (Дмитров, Можайск, Серпухов и др.), Андрея Большого Васильевича (Углич, Звенигород, Бежецкий Верх и др.), Бориса Васильевича (Волоколамск, Ржев, Руза и др.), Андрея Меньшого Васильевича (Вологда и др.).

  В отношениях с другими землями позиции Москвы усиливаются. В Рязанском княжестве появляются наместники Ивана III, что было следствием установления своего рода патроната московского великого князя над 8-летним рязанским князем Василием Ивановичем по завещанию его умершего в 1456 г. отца. Правда, через восемь лет подросший князь, находившийся все эти годы в Москве и женившийся на сестре Ивана III Анне, возвращается в Рязань «на великое княжение», а управление московских наместников прекращается, но Рязань фактически утрачивает свою независимость.

  Василий II в 1456 г. заключает с тверским князем Борисом Александровичем договор о согласовании внешнеполитических действий (подтвержденный впоследствии их сыновьями). В том же году он совершает поход на Новгород Великий, правители которого поддерживали связи с Литвой и занимали недружественную к Москве позицию во время борьбы с Шемякой. После поражения новгородцев в сражении под Русой стороны заключили мирный договор в Яжелбицах, серьезно ограничивший независимость Новгородской феодальной республики (лишение веча законодательных прав, права самостоятельного ведения внешней политики). Псковская республика также попадает под контроль московского правительства — по соглашению 1460 г. псковский князь, назначаемый на вече, рассматривается как наместник великого князя Василия Темного. Этот порядок соблюдается и при Иване III.

  Военный поход 1459 г. закончился покорением Вятской земли. В Ярославском княжестве в 60-е годы появляется московский наместник князь И.В. Стрига Оболенский, и оно уже тогда именуется «отчиной» Ивана III, хотя в нем продолжал править местный князь Александр Федорович. После смерти последнего в 1471 г. Ярославское княжество окончательно включается в число московских владений. Через три года Иван III купил у двух ростовских князей «половину Ростова» (другая половина уже ранее принадлежала Москве), и тем самым все Ростовское княжество вошло в состав формирующегося государства.

  С конца 60-х годов начинается новое обострение отношений с Новгородом Великим. Московские власти обвиняли Новгород в неуплате пошлин, неисполнении повинностей, захвате уступленных в свое время московскому великому князю земель, нападениях на пограничные места Московского княжества и др. Кроме того, в 1470 г. новгородцы по договору с польским королем и великим князем литовским Казимиром IV пригласили к себе из Литвы князя Михаила Олельковича. Это был по существу переход под протекторат Литвы. К тому же Новгород решил утверждать своего архиепископа не в Москве, а в Киеве, т.е. пошел на церковное подчинение Литве.

  В связи с этими решениями на новгородском вече происходят столкновения, споры между их сторонниками и противниками. Между тем Москва деятельно готовилась к походу против новгородцев под предлогом их отпадения из православия в «латинство», т.е. в католичество. Совет, созванный Иваном III в марте 1471 г., вынес решение о выступлении. Помощь Москве оказали Тверь и Псков.

Читать:  Хронология событий

  Московские войска, шедшие «разными дорогами» к Новгороду, нанесли поражения новгородским ратям у Коростыни, Русы. Решительное сражение произошло на р. Шелони. Плохая боеспособность новгородцев, большей частью ремесленников, в ратном деле неискусных, нежелание многих из них воевать с великим князем московским, низкий уровень организации, руководства предопределили полное поражение новгородского войска, победу Москвы. В то же время другие военные отряды — московский и устюжский — «повоевали» Двинскую землю. Коростынский договор 1471 г., поездка Ивана III в Новгород в конце 1475 — начале 1476 г. и поход в конце 1477 г. привели к полному его подчинению и включению обширных новгородских владений, простиравшихся до Северного Ледовитого океана и Урала, в состав Московского княжества. На них вводилось такое же управление, как и в других частях государства, о чем недвусмысленно заявил Иван III новгородским послам в декабре 1478 г. («… мы, великии князи, хотим государства своего, как есмы на Москве, так хотим быти на отчине своей Великом Новгороде«)2; в январе следующего года в Новгород были присланы московские наместники.

  Наступление Москвы на пограничные земельные владения тверских феодалов вызвало обострение отношений с тверским великим князем Михаилом Борисовичем, который в 1483 г. заключил договор о союзе с Казимиром IV. Это вызвало походы московского войска в Тверь зимой 1484—1485 гг. и осенью 1485 г., приведшие к включению Тверской земли в состав Русского государства3.

  Формирование территории единого Русского государства в основном было, таким образом, закончено к 80-м годам. К этому же времени доводится до конца борьба с Ордой. Она проходила в условиях сложной для Руси международной обстановки, дипломатической борьбы с рядом государств, враждебно относившихся к росту могущества Москвы, — Большой Ордой и Казанским ханством, Литвой и Польшей, Швецией и Ливонским Орденом.

  В 60-е годы активизируются действия Москвы против Казанского ханства. Происходят взаимные нападения. Одного из татарских царевичей — Касима, сына казанского хана Мамутека, перебравшегося на службу к Ивану III, от которого он получил Мещерский городок на Оке (впоследствии Касимов), Иван III рассматривал как возможного претендента на казанский престол. Успешный поход 1469 г., сопровождавшийся осадой Казани, привел к заключению мирного договора, предусматривавшего выдачу русских пленных, скопившихся за многие годы в ханстве, и запрет набегов; этим было обеспечено спокойствие на восточной границе до конца 70-х годов4.

  К 60-м годам окончательно оформилась государственная территория Большой Орды, правители которой, как и казанские ханы, организуют грабительские походы на русские земли. Так, в 1468 г. «приходиша татарове от Болшие Орды и воеваша около Рязани села и волости и множество изсекоша, а иных в полон поимаша, рязанци же совокоупишася и гнаша по них«5. Через четыре года хан Ахмат с согласия Казимира IV нападает со стороны литовской границы на Алексин. Несмотря на то что город охранял небольшой гарнизон, Ахмату не сопутствовал успех — русские воины мужественно сражались с намного превосходящим врагом; приход подкреплений и боязнь нападения на Орду татарских царевичей, служивших Ивану III, заставили Ахмата уйти.

Читать:  Куликовская битва

  В начале правления Ивана III существовали в той или иной форме отношения вассальной зависимости Руси от Орды, которые в течение XV в. отличались постоянной неустойчивостью. Но с начала 70-х годов, как можно понять из сообщения Вологодско-Пермской летописи, Иван III «выход» Орде не посылал, сам туда не ездил, ограничиваясь подарками ханским послам.

  Претензии хана Большой Орды на наследство Батыя, его агрессивная политика по отношению не только к Руси, но и к другим татарским ханствам (например, временный захват Крымского ханства в 1476 г.) привели к образованию сильной коалиции против него в составе Руси, Крымского, Сибирского ханства, Ногайской Орды6. Иван III использовал одних ханов в борьбе с другим.

  Но и против Москвы сложилась коалиция в составе Большой Орды, Польши и Литвы, Ливонского Ордена. Хан Ахмат готовился к походу против Ивана III, в чем его поддерживал Казимир IV, а Орден в начале 1480 г. организовал военные нападения на Псковскую землю, в отражении которых принимали участие московские «вои», разбившие войско магистра. К тому же подняли мятеж братья Ивана III Андрей Углицкий и Борис Волоцкий, «отъехавшие» к Казимиру.

  Иван III в результате переговоров с крымским ханом Менгли-Гиреем заключает в 1480 г. с ним договор о военном союзе против хана Ахмата и Казимира IV, собирает военные силы, отзывает свои войска из Новгорода и Пскова. Положение, сложившееся к осени 1480 г., — продолжающиеся нападения Ордена на Псковскую землю, поход Ахмата, враждебная позиция Казимира, мятеж удельных князей-братьев, грозивший опасностью новой внутренней феодальной войны, — никогда за все правление Ивана III не было, по словам К.В. Базилевича, более сложным и трудным7.

  Ахмат подошел к Угре 8 октября 1480 г. Он надеялся соединиться здесь с войском Казимира. Но помощь не пришла, помешали нападение войск Менгли-Гирея на владения Казимира и внутренние усобицы — выступление православных русских князей в Литве против короля. Ордынцы попытались перейти с правого берега реки на левый, где располагалось русское войско. Началось продолжавшееся четыре дня сражение, в ходе которого русские воины не дали — врагу переправиться через Угру. Хан отступил и встал в Лузе в двух верстах от реки. Вскоре монголо-татары пограбили в Литве район «верховских» княжеств (в верховьях Оки и ее притоков), очевидно враждебно настроенных по отношению к Ахмату (их правители из числа русских князей были вассалами великого князя литовского и позднее перешли со своими владениями «под руку» Москвы).

  Опасаясь выступления Казимира на стороне Ахмата, Иван III с целью выиграть время идет на переговоры с ханом. В это же время он старается убедить двух своих мятежных братьев, делает им уступки (обещает увеличить их уделы), чтобы они присоединились к нему в интересах общей борьбы с нашествием Орды.

  Хан не принял подарки, посланные ему Иваном III с послом И.Ф. Товарковым, и, согласно Вологодско-Пермской летописи, заявил при этом: «Не того деля яз семо пришол, пришол яз Ивана деля, а за его неправду, что ко мне не идет, а мне челом не бьет, а выхода мне не дает девятой год. Приидет ко мне Иван сам, почнутся ми о нем мои рядцы и князи печаловати, ино как будет пригоже, так его пожалую«8. Переговоры, естественно, ни к чему не привели. Между тем с 26 октября установилась зима с сильными морозами, ордынцы же «бяху бо… наги и босы, ободралися«, не хватало продовольствия и фуража. Хан, не решаясь снова перейти реку, уже замерзшую, и напасть на русское войско, около двух недель стоит у Угры, очевидно в ожидании помощи от Казимира.

Читать:  Как историки изучают Куликовскую битву

  К Ивану III пришли, наконец, на помощь братья Андрей Большой и Борис — надежды Ахмата на усобицу не сбылись, как и на приход литовского войска. Объединенные силы Ивана III стояли на выгодной позиции у Кременца, готовые к схватке. Попытка нападения монголо-татарского отряда на Конин и Нюхово была ликвидирована — Иван Васильевич послал туда своих братьев с воеводами, и ордынцы обратились в бегство.

  Вскоре, 11 ноября, отступил и сам хан Ахмат. В связи с этим не лишено оснований, как полагает К.В. Базилевич, сообщение Казанского летописца о нападении на Орду русского войска во главе со служилым царевичем Нур-Даулетом Городецким и князем Василием Ноздреватым Звенигородским. Оно разорило Сарай — столицу Большой Орды. Ахмат в начале следующего года погиб от руки своих соперников — ногайцев, и в дальнейшем борьбу с его сыновьями («Ахматовыми детьми», как их называют русские летописи) вел Менгли-Гирей; Большая Орда перестала существовать в начале XVI в.

  В победном исходе событий осени — начала зимы 1480 г. главную роль сыграли возросшая экономическая, военная, политическая мощь Москвы, решительная позиция народа, ярко проявившаяся в событиях в Москве, напоминавших обстановку в столице в 1445 и 1382 гг. Московский народ в эти тревожные дни, когда часть бояр толкала Ивана на соглашение с ханом, недвусмысленно потребовал от великого князя решительно противостоять врагу9.

  Героические усилия русского народа позволили окончательно решить великую национальную задачу — довести до конца борьбу с иноземным игом, которая велась почти два с половиной столетия. За столетие, прошедшее после победы на Куликовом поле, силы Руси возросли неизмеримо. Если в 1380 г. русские люди заплатили за победу страшную цену и все же вынуждены были снова подчиниться власти Орды, хотя и ослабленной и все более слабевшей в XV в., то «стояние на Угре», закончившееся освобождением от ненавистного бремени, обошлось без генерального кровопролитного сражения, на которое Большая Орда попросту не решилась, опасаясь, и не без оснований, полной своей гибели, что, впрочем, и произошло через каких-нибудь два десятилетия. А в это время Россия набирала силы для решения новых задач, встававших перед государством, в строительство которого, в его национальное освобождение внесли свой вклад герои Куликова поля и «стояния на Угре».

автор статьи В.И. Буганов

1 Черепнин Л.В. Указ. соч., с. 743—810.

2 ПСРЛ, т. XVIII, с. 260.

3 Черепнин Л.В. Указ. соч., с. 813—874, 887—896.

4 Базилевич К.В. Внешняя политика Русского централизованного государства. Вторая половина XV в. М., 1952, с. 50—72, 101.

5 ПСРЛ. Пг., 1921, т. XXIV, с. 187.

6 Сафаргалиев М.Г. Указ. соч., с. 267—272; Базилевич К.В. Указ. соч., с. 100—101.

7 Базилевич К.В. Указ. соч., с. 134.

8 ПСРЛ. М.; Л., 1959, т. XXVI, с. 265.

9 Базилевич К.В. Указ. соч., с. 102—168; Черепнин Л.В. Указ. соч., с. 874—882.

Оцените статью
( Пока оценок нет )
История России