Желя (Журба) и Карна (Кручина)

pred07_004-3630858

Плач вдовы

Ветры мои, ветры, вы буйные ветры! Не можете ли, ветры, горы раскачати? Гусли мои, гусли, звончатые гусли! Не можете ли вы, гусли, вдову взвеселити? У меня, у вдовушки, четыре кручины, Четыре кручины да пятое горе, Да пятое горе — что нет его боле! Первая кручина — нет ни дров, ни лучины; Другая кручина — нет ни хлеба, ни соли; Третья кручина — молода овдовела; Четвертая кручина — малых детушек много, А пятое горе — нет хозяина в доме. Я посею горе во чистом поле, Ты взойди, мое горе, черной чернобылью,

Черной чернобылью, горькою полынью.

«Слово о полку Игореве»

Не воскреснуть Игоря дружине, Не подняться после лютой сечи! И явилась Карна, и в кручине Смертный вопль исторгла, и далече Заметалась Желя по дорогам, Потрясая искрометным рогом. И от края, братья, и до края Пали жены русские, рыдая: «Уж не видеть милых лад нам боле! Кто разбудит их на ратном поле? Их теперь нам мыслию не смыслить, Их теперь нам думою не сдумать, И не жить нам в тереме богатом,

Не звенеть нам серебром да златом!»

(Перевод Н. Заболоцкого)

А. Ремизов. Из цикла «К морю-океану»

  Пускай после мая знойные дни и жгучие вихри, и пускай по болотам в полночь, заманивая путников в гибель, сверкают огни-одноглазы, и полднем Полудницы летят в пыли вихрей, и пускай, чуя мертвых, вопит Карна, и пускай темная Желя несет погребальный пепел в своем пылающем роге…

  Карна и Желя — две вечно печальные сестры, сопровождающие всякого человека в его первых подступах к потустороннему миру. Имя Карны связано со словами «кара», то есть наказание, и «карити» — оплакивать, имя Жели — со словом «жаление», «жалость». Горе источается Желей из огненного рога, но оно тихое, смиренное, погребальным пеплом сыплется, тогда как Карна громко стенает, царапает себе щеки, рвет волосы.

Также может быть интересно:  Лихо (горе, беда)

  Их удел — горькие слезы над умершими или убитыми, беспредельная жалость к умершим людям — не зря ведь в древности кладбище называлось «жальник».

  Сестры эти — вековечные плакальщицы, божества погребального обряда: Карна — олицетворение печали, Желя — беспредельного сострадания. Эти две скорбные девы обращаются в зловещих птиц, летят вслед за всяким войском, выступившим в поход, однако богатая пожива не приносит им ни счастья, ни довольства. Желя и Карна летают над полем брани и оповещают, кому погибшим быть. А после боя Желя сидит над мертвыми телами, склонив голову, и оплакивает убитых. Ей вторит Карна, которая в этот миг как бы воплощает в себе всех тех, кто будет оплакивать героя у него дома.

  Как и о Чернобоге, славяне боялись много говорить и думать о Желе и Карне, чтобы не накликать на себя несчастье. Вообще слишком долго выражать свое горе по усопшим считалось опасным для оставшихся в живых.

  Иногда в древних рукописях упоминается и третья сестра — Туга: также богиня глубокой печали, безысходного уныния.

  Несколько сходна с сестрами и Журба — более бытовое, чисто женское божество, воплощение бесконечного терпения и сострадания.

  Вообще-то в христианские времена обычай оплакивания был практически запрещен «Стоглавом» в 1551 году и вновь осужден Петром I по отношению к высокопоставленным лицам. Но в народе он сохранялся во все времена.

Е.А. Грушко, Ю.М. Медведев
«Русские легенды и предания»

             

Оцените статью