Краткая редакция Задонщины по кирилло-белозерскому списку

(перевод)

I

Отправимся, братия, в северную страну, которую древний Ной по жребию отдал Иафету, от него приняла начало славная наша Русь. Взойдем на горы киевские и первую славу споем киевскому певцу,

вещему Бояну.

II

Тот вещий Боян возлагал золотые персты на живые струны и славил русских князей: первого князя Рюрика, Игоря Рюриковича, Святослава Ярославича, Ярослава Владимировича, песнями их восхваляя

и перебором гуслей.

III

Так и я воспою русского государя князя Дмитрия Ивановича и брата его, князя Владимира Андреевича, мужество их и отвагу в битве за землю Русскую

и за христианскую веру.

IV

Князь великий Дмитрий Иванович и брат его, князь Владимир Андреевич поострили сердца свои мужеством, стали силою крепкою в память славного прадеда, князя Владимира Киевского,

русского царя.

V

Жаворонок птица, летних дней утеха, взвейся под синие облака, воспой звонкую славу великому князю Дмитрию Ивановичу и брату его Владимиру Андреевичу. Они поднялись как соколы с Русской земли

на поля половецкие.

VI

Кони ржут в Москве, бубны бьют в Коломне, трубы трубят в Серпухове, слава звенит по всей Русской земле, дивно стяги стоят у Дона Великого, развеваются хоругви расшитые,

блестят панцири золоченые.

VII

Звонят колокола вечевые в Великом Новгороде, печально стоят новгородцы возле Святой Софии, жалуются друг другу: «Уже нам, братия, не поспеть на подмогу

к великому князю Дмитрию Ивановичу».

VIII

То не орлы слетелись с северной стороны, то съехались князи русские к великому князю Дмитрию и говорили ему: «Господин князь великий! Уже татары поганые топчут наши поля, наши вотчины отнимают, стоят между Днепром и Доном на речке на Мече. Пойдем, господине, за быструю реку Дон, славы себе добудем, старым — рассказы,

Также может быть интересно:  Рогожский летописец: О взятии города Торжка

а молодым — память».

IX

И сказал великий князь Дмитрий Иванович братьям своим русским князьям: «Братья мои милые, русские князья, из одного гнезда князя Ивана Даниловича! Никто до этой поры обиды нам не чинил — ни сокол, ни ястреб, ни белый кречет,

ни пес поганый Мамай!»

X

Воспой, соловей, двух братьев, двух сыновей Ольгерда — Андрея Полоцкого, Дмитрия Брянского. Их сторожевые полки рождены на щите, спеленуты под трубами, выращены под шлемами, с конца копья вскормлены, с острого меча вспоены

в Литовской земле.

XI

И говорит Андрей своему брату Дмитрию: «Мы с тобою, брат, дети Ольгерда, внуки Гедимина, правнуки Скольдимера. Сядем, брат, на быстрых коней, зачерпнем своими шлемами воды из быстрого Дона,

испытаем мечи булатные!»

XII

И говорит ему Дмитрий: «Слышишь, как стук стучит, слышишь, как гром гремит в славном граде Москве? Это не стук стучит и не гром гремит — стучит великое войско князя Дмитрия Ивановича, это гремят удальцы золочеными шлемами, красными щитами. Седлай, брат Андрей, быстрых своих коней, а мои уже наготове

оседланные стоят».

XIII

Поднялись ветры с моря, принесли огромную тучу к устью Днепра и на Русскую землю. Из тучи вышли кровавые облака, ударили из облаков огненные молнии. Быть стуку и грому между Днепром и Доном,

монголы идут на Русскую землю!

XIV

Серые волки воют. То не серые волки воют, а пришли татары поганые, хотят с войною пройти всю землю Русскую. Не гуси подняли крик и не лебеди плещут крыльями — это поганый Мамай

войско привел на Русь.

XV

Птицы небесные уносятся под синие облака, вороны кричат, галки переговариваются, орлы клекочут, волки грозно воют, лисицы часто лают, предвещают русским победу и так говорят: «О, Русская земля! Как управлял тобой некогда царь Соломон, так будет править тобой князь великий Дмитрий Иванович! А соколы и кречеты и белозерские ястребы

Также может быть интересно:  Московско-тверской договор 1375 г.

звонят в золотые колокольцы».

XVI

Что за стук стучит, что за гром гремит рано перед зарей? То не стук стучит и не гром гремит — князь Владимир Андреевич ведет к быстрому Дону сторожевые полки и так говорит: «Господин князь Дмитрий! Собери свою силу, наступают татары поганьте, топчут нашп поля,

отнимают отцовские земля!»

XVII

И вступил князь великий Дмитрий Иванович в свое золотое стремя, сел на быстрого коня, взял копье в правую руку. Солнце ему на востоке ясно светит и путь показывает, святые Борис и Глеб

молятся за сродников своих.

XVIII

Тогда белозерские ястребы, быстрые соколы, кречеты перелетели реку и напали за Доном на гусей и на лебедей. Ударили каленые копья, булатные мечи, легкие топоры по московским щитам, по немецким шлемам, по татарским кольчугам. Тогда поля костями засеяли

и кровью полили.

XIX

Заплакали воды рек, понесли недобрые вести в далекие земли — за Волгу, к Железным Воротам, к Риму и к черемисам, к чехам, к полякам, на Устюг, к поганым татарам за холодным северным морем. Вот бы тогда и старому

взять да помолодеть!

XX

Храбрый Пересвет поскакивает на вещем своем коне, свистом поля загораживает, а сам говорит: «Лучше от собственных мечей нам погибель принять,

чем жить в татарском плену!»

XXI

И говорит Ослябя брату своему Пересвету: «Вижу, брат, на сердце твоем тяжкие раны, падет твоя голова на сырую землю, и сын мой любимый, Яков, падет на белый ковыль». Слышишь, брат: пастухи не кличут, трубы не трубят, а часто кукушки кукуют, и часто вороны кричат,

опускаясь на трупы.

XXII

Не туры рыкают на поле Куликовом, на речке Непрядве, стонут посеченные татарами дружины великих князей и сановных бояр, князя Федора Романовича Белозерского и сына его князя Ивана, Микула Васильевич, Федор Мемко, Иван Сано, Михаил Бренко, Яков, сын Осляби,

Также может быть интересно:  Задонщина

чернец Пересвет и иная дружина.

XXIII

Горько заплакали жены боярыни по своим государям в стольном городе Москве. Микулина жена Мария плакала и причитала: «Дон, Дон, быстрый Дон, ты прошел половецкую землю, пробил берега каленые, принеси моего господина Микулу Васильевича!» Иванова жена Федосья плакала и причитала: «Нет уже нашей славы

в стольном городе Москве!»

XXIV

Не одна мать сына потеряла, жены боярыни мужей своих и государей потеряли и говорили друг другу: «Уже, сестрицы наши, мужей наших на свете нету, в поле у быстрого Дона сложили буйные головы за Русскую землю, за святые церкви, за православную веру со славными богатырями,

с мужественными сынами!»

Оцените статью